Уругвай, Парагвай – кого хочешь выбирай! Часть 8. на kuda.ua
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Уругвай, Парагвай – кого хочешь выбирай! Часть 8.

KUDA.UA > Отдых > Отдых в Бразилии > Уругвай, Парагвай – кого хочешь выбирай! Часть 8.

По правде сказать, меннониты своим трудом преобразили этот край до неузнавемости. «Через четыре года здесь будет город-сад!». Конечно, основная заслуга в этом не религии, а трудолюбия, живущего в крови германцев, будь то немцы, голландцы или датчане. Мало того, что они себе обеспечили в Чако вполне сносное существование, так и местным индейцам дали возможность жить припеваючи. Построили для них образцовые деревни – ряды коттеджей на две семьи, обучили грамоте и своей религии. Хотя, по большому счёту, религия индейцев интересует постольку, поскольку «за свою веру» они получают от меннонитов помощь, в том числе и материальную. Да и сами меннониты этого не скрывают, но особо не переживают по этому поводу, ибо опекая индейцев, они получают «карт бланш» от государства на любую экономическую деятельность. Асунсьон смотрит уже на меннонитов косо: мол, создали «государство в государстве». Но не трогает, потому что само возиться с коровами и индейцами не хочет. 

Во всех городках, где мы были – в Нёйланде, Филадельфии, Лома-Плате – есть маленькие музейчики, посвященные первопоселенцам. Трогательные коллекции вроде бы простейших и вполне банальных предметов обихода (многие из которых привезены из России) собраны и систематизированы с немецкой педантичностью. Для этих людей заселение Чако всё равно, что «освоение Дикого Запада» для американцев. Правда, шло всё без перестрелок… Воду научились опреснять, стали разводить крупный рогатый скот. Теперь немцы снабжают молочными продуктами весь Парагвай; нас даже провели по молочной фабрике «Треболь», которой немцы очень гордятся. Это, конечно, не ликеро-водочный завод, но тоже интересно хоть раз в жизни на настоящей фабрике побывать, посмотреть, как люди работают. А то я, к примеру, только умею в жизни делать, что красиво языком болтать и производить первое приятное впечатление, хотя жена говорит, что и это немало для зарабатывания денег.

Кстати говоря, «йербу», повсеместно и в диких количествах потребляемую в Парагвае, Аргентине и Уругвае в качестве тонизирующего напитка, более известного, как «мате», перерабытывают и фасуют на заводах, тоже принадлежащих немцам. Само деревце йербы произрастает в ествественной среде в Парагвае и Бразилии. Если в Аргентине и Уругвае мате пьют горячим, то в Парагвае его пьют только холодным и даже называют по другому – «терере». Но техника пития одинакова: в пузатую или вытянутую «матешницу» засыпают измельченную траву, заливают водой и посасывают через трубочку «бомбилью» с фильтром на конце. Многие почти только этим и питаются. 

Обратно в Асунсьон доехали с ветерком. На знакомство с городом было отведено полдня, но я и не советую тратить на столицу Парагвая слишком много времени. В принципе, одного дня будет вполне достаточно, чтобы вдоволь насладиться Асунсьоном. Не то, чтобы город уж совсем захудалый, но он действительно маленький, с небольшим историческим центром, смотрящим фасадом на реку Парагвай. Между этим фасадом и самой рекой – полоса трущоб, куда лучше не соваться даже в дневное время. Я слышал суждение, что в Асунсьоне трудно встретить дома выше двух этажей. Конечно, в этом есть доля преувеличения; в самом центре имеются-таки высотные дома, но смотрятся они жалко из-за обтрёпанного вида. Самые красивые здания – Пантеон национальных героев, у которого две сидящие на циновке индианки-гуарани продают сувениры, а еще одна старушенция в перьях фланирует вокруг самого здания, залавливая покупателей, ультрасовременное здание Паламента, который строят почему-то южнокорейцы, и дворец гпрезидентской династии Лопес XIX века, одной стороной смотрящий на реку Парагвай, а другой – на улицу, застроенную отрестварированными домами «колониальной эпохи», в которых разместились сувенирные лавки и ресторан. Рядом, в сквере – памятник Альфреду Стрёсснеру: разбитые конечности и голова сдавлены двумя плитами, как прессом. С намёком, «чтоб не поднялся»… Если идти обратно к Пантеону, то можно пройти мимо ряда лавок, торгующих сувенирами, в том числе кружевной вышивкой ньяндути и всевозможными изделиями из кожи, цены на которые просто смешные. 

Нас в Асунсьоне интересовало еще кое-что. А именно – русское присутствие в Парагвае. Хармут нас познакомил с Люси (Люсей) Граматчикофф (Граматчиковой), которая хоть и забыла напрочь русский язык, занимается историей русских в Парагвае. Она провела нас по русскому кладбищу, огороженному стеной с зубцами, напоминающими кремлёвские. Правда, могилы генерала Беляева здесь нет, он похоронен в Чако, где и снискал славу. Еще в Асунсьоне есть небольшой памятник русским, внесшим свой вклад в историю этой страны. Стоит он на небольшом перекрестке на площади Российской Федерации (Federacion Rusa). Сам Альфред Стрёсснер, чъим идеалом был Адольф Гитлер, очень уважал русских парагвайцев, хотя и запрещал им выезжать в СССР, да и оттуда никого не пускал. Суровый был диктатор… А чья школа? Наша школа! Мы не только во время войны с Боливией научили попугаев в Чако матом ругаться, но и ненавидеть коммунизм по-чёрному.

Вместе с остатками русского офицерства в 1921 году из Севастополя отплыл на пароходе и врангелевский генерал Иван Тимофеевич Беляев. Вскоре вместе с супругой он обосновался в Аргентине, а с 1924 года – в Парагвае. Я не горю желанием пересказывать даже своими словами то, что было достойно написано до меня, а потому обращусь к небольшому рассказу о генерале Беляеве его биографа Бориса Мартынова:

«Иван Тимофеевич Беляев родился в 1875 году в Санкт-Петербурге в семье потомственного военного, командующего 1-й лейб-гвардейской артиллерийской бригадой. Старая карта парагвайской столицы Асунсьона, найденная в раннем детстве на чердаке прадедовской усадьбы, стала для Беляева предвестницей судьбы. Мальчик зачитывался романами Майна Рида и Фенимора Купера.

Поступив в кадетский корпус, Беляев продолжал грезить индейцами и далеким Парагваем. И позднее в Михайловском артиллерийском училище, когда между страницами учебника виделись индейские луки со стрелами, и уже гвардейским офицером, когда кутежи в шумных компаниях оставлялись ради серьезных книг и занятий по антропологии со знаменитым родственником – академиком С.Ф. Ольденбургом, Беляев оставался верен увлечению детства.

Николай Баландинский

30.07.2003 15:13:22



Прочитайте еще про Отдых в Бразилии:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.