КОРЕЙСКИЙ САЛАТ. Часть 4. на kuda.ua
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

КОРЕЙСКИЙ САЛАТ. Часть 4.

KUDA.UA > Отдых > Отдых в Эквадоре > КОРЕЙСКИЙ САЛАТ. Часть 4.

С утра пораньше отправились мы дальше на юг, в Кёнжу, «тысячелетнюю столицу Кореи». По дороге заехали в созвучное местечко Ёнжу, славящееся своим женьшенем (по корейски, насколько я могу передать произношение, он называется «инсан»). Посмотрели, как он растёт, полазили вместе со сборщиками оного под низкими навесами на «женьшеневых плантациях». Так что, если кто думает, что за этим корешком кто-то по дремучей тайге пробирается, то глубоко ошибается. Конечно, лучшие корни надо действительно искать в горах, но потом женьшень разводят как картошку, правда, прячут в тени, чтоб ему казалось, будто он в лесу. Растёт корешок три года, а потом его собирают и отвозят в магазин. Там мы тоже были. Настойки женьшеневые разнообразны и хороши. Есть женьшеневые пастилки и конфеты. Есть женьшеневый чай. В общем, корень на любой вкус и в промышленном количестве. При этом лучшим в мире считается.

Когда приехали в Кёнджу, поселились в гостинице «Хюндай» на берегу озера Помун. Место считается модным курортом среди корейцев. Здесь они не только отдыхают, но и приобщаются к своим истокам. Кёнджу – столица государства Силла (с 676 г.) и «первопрестольная столица» последующих государств Корё и Чосон. В городе находится один из старейших буддийских монастырей – Пульгукса (основан в 535 году), а в трёх километрах от него – пещерный храм Соккурам. Высеченный в скале Будда сидит в круглой зале, а из ниш на него взирают бодхисатвы. Но спускаться ни в какую пещеру не надо: на Будду можно посмотреть…через стекло. Заботливые корейцы всё облагообразили так, что нет в походах по пещерам никакой романтики…

Ещё в Кёнджу, который старается сохранить облик средневекового города (даже дома многоэтажные не разрешается строить), есть неплохой Национальный музей, в котором, помимо прочих древних артефактов и золотых корон королей Силла, хранится девятнадцатитонный колокол Сондока Великого (VIII в.). Также мы посмотрели Тхумули – целый парк курганов, представлявших собой могилы двадцати королей Силла. То, что находили в гробницах, направляли прямимком в музей, потому он так и богат.

Мне особо понравились украшения в виде запятой (как корейцы их называют), по форме скорее напоминающие человеческий зародыш. Этими нефритовыми и яшмовыми «зародышами» украшали короны; носили их в качестве кулонов и серег.

Старейшая в мире обсерватория – Чхомсонде – также находится в Кёнджу. Она напоминает внешне вытяжку над печкой, но солидный возраст (VII век) не может не внушать уважение.

В Кёнджу в нашем отеле проходила корейская свадьба. Было очень весело, особенно нам. Саша Аниськов забрался с камерой на подиум, на котором жених с невестой благоговейно внимали наставлениям, вероятно, представителя местного ЗАГСа. Сейчас свадьбы справляют по упрощённому сценарию: сначала часовая «европейская церемония», потом «традиционная корейская». И невесте, и жениху около тридцати (а раньше в Корее уже не женятся – делают карьеру). Когда Саша спустился с подиума и решил снять молодых в ином ракурсе, он на мгновение потерял равновесие и чуть было не опрокинул «многоэтажный» свадебный торт. Это был самый драматичный момент во всей поездке. Зал замер, затаив дыхание, но используя камеру как балансир, наш оператор удержался-таки от падения лицом в торт. Свадьба была спасена. Хотя если бы торт был размазан, то это запомнилось бы гостям ещё больше. Был бы международный скандал, нам бы припомнили ещё и сбитый южнокорейский «Боинг» в 1983 году… Но торт – не «Боинг». Звонок консула с извинениями всё уладит.

От Кёнджу мы доехали до Пусана примерно за час, и ещё полчаса летели из аэропорта Пусана до острова Чеджудо. Для корейцев Чеджудо – главный морской курорт. Хоть от «Большой земли» и недалеко совсем, различия с континентальной Кореей есть. К примеру, язык местных жителей настолько отличается от классического корейского, что наша сеульская «ассистентка» – И Но – почти совсем их речь не понимала. Кстати говоря, поскольку у неё не было русского «имени» (в Восточной Азии русскоязычные гиды предпочитают называться русскими именами – Саша, Лёша, Миша и т.п.), то мы поначалу не могли решить, какое имя ей дать – Инна или Нина. В результате закрепился радикальный вариант – Крошка Енот (помните: «От улыбки хмурый день светлей…»), тем более, что и внешностью, и ростом и добродушием они друг друга очень напоминают.

Кто-то мне сказал, что Чеджудо – что остров Пасхи: также много каменных истуканов. На самом деле, истуканов этих много только в сувенирных лавках. Делают их из пористого чёрного вулканического туфа, которым усеян весь остров. Зовутся они «тольхарубанами», т.е. «каменными дедушками». Раньше они жителей Чеджудо охраняли от злых духов. Туф мягкий, а потому сувенирных тольхарубанов вырезают из него в диких количествах. Дома деревенские и ограды тоже из него сделаны. Нас поселили в курортном городке Чуньмуне, где над берегом океана высятся дорогущие отели. В одном из них – «Лотте» – мы были на не менее дорогом ужине «у водопада». Этот водопад – часть феерического аква-пиротехнического шоу, показывающего, как рождался остров Чеджудо из вулкана. Здесь обыгрывается легенда о поединке демонов с драконом, который всех их победил (дракон выниривает из бассейна и тоже плюётся огнём). Короче, настоящий Лас-Вегас. Но детей на это шоу лучше не водить: сначала описаются, а потом спать плохо ночью будут.

Настоящий водопад мы увидели на следующий день. Более того, у этого самого водопада Чонджсон (который низвергает воду прямо в море, что вообще редкость), нам повезло увидеть настоящих «хэнё» – женщин-ныряльщиц. Их черные водолазные костюмы практически сливались с такими же чёрными валунами на берегу. Они собирают морских гребешков, осьминогов и прочую живность, причём чуть выше на берегу расположились поварихи, которые тут же готовят морские деликатесы по принципу «из моря – на сковородку». Хэнё все великовозрастные, поскольку молодые кореянки этим делом заниматься не хотят. Просто поплавать с аквалангом ради удовольствия – это одно, а каждый день по несколько раз корзины с моллюсками со дна тягать – нет уж, увольте! А потому получается, что Чеджудо – остров не только каменных дедушек, но и ныряющих бабушек. Очень необычное место.

На Чеджкдо есть ещё крупнейший парк искусства бансай (по-корейски – «пунзе»; www.bunjaeartpia.com ), правда, основал его японец. При входе есть небольшая экспозиция подарков, которые ему преподносили иностранные делегации. Однако, какие-то они недорогие все… Наши вообще подарили бутылку «Столичной» и хохломскую ложку. Несолидно как-то. 

После «бансай-парка» поехали в гости к одной корейской семье. Семья – папа, мама, три дочки. Дом небольшой: три комнатушки, гостиная, кухня, чулан. Были у них в гостях часа два с половиной: пока еду готовили, пока поели-попили. Часам к восьми вечера пришла старшая дочь из школы. Через полчасика к ней репетитор по математике нагрянул. И что же это за жизнь у детей получается? Только во сне отдыхают. Хотя кто знает, может они и во сне уравнения решают. Не поступить в институт – трагедия. Совсем недавно две девочки покончили с собой, провалившись на экзамене.

НИКОЛАЙ БАЛАНДИНСКИЙ

03.02.2004 19:02:41



Прочитайте еще про Отдых в Эквадоре:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.