«КОРАБЛИ в ПУСТЫНЕ». Письма из Катара. Часть 4. на kuda.ua
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

«КОРАБЛИ в ПУСТЫНЕ». Письма из Катара. Часть 4.

KUDA.UA > Отдых > Отдых в Бразилии > «КОРАБЛИ в ПУСТЫНЕ». Письма из Катара. Часть 4.

Доха – город очень молодой: был заложен «аль-танийцами» в 1867 году, в тот период, когда они смогли окончательно закрепиться на восточном побережье Катара и начать борьбу с бахрейнской Аль-Зубарой. Поэтому каких-либо выдающихся памятников средневековой арабской архитектуры в ней не найдешь. Стилизация под старину есть, это точно. Есть свой «старый город». Но он не представляет собою чего-то цельного; классической арабской «медины» здесь уже давно нет. Старый город – это пара десятков небольших улочек, выходящих на широкие проспекты. Улочки эти заполнены магазинами разной специализации, но хочу сразу разочаровать ищущих «большого шопинга»: Доха – не Дубай , это не торговый рай. Можно, конечно, из политкорректности добавить «пока», но зачем гадать, что будет лет через пять, десять? Поживём – увидим.

Взять, к примеру, «золотые ряды». В Дубаи это целый квартал, здесь – маленькая улочка. Два десятка магазинчиков, в которых индусы продают увесистые золотые украшения. Пока снимали в одном из них, в магазин вошли две девушки. По глазам сразу стало ясно – наши. И точно! Поздоровались с ними, спросили, какими ветрами занесло их в Катар . Сказали, что туристки. Правда, сказали это они как-то неуверенно, камеры застеснялись, что, в общем-то, нормальмым туристкам не свойственно. Узнав, что снимает НТВ, засмущались ещё больше. По акценту было ясно, что они не из Москвы; одна из них превосходно изъяснялась с продавцом по-английски. Под конец они «раскололись» и поведали, что приехали сюда на работу. «Нести культуру в массы». «Какую именно культуру?» – поинтересовался я. «Мировую!»… Ну что ж, если наши «девочки» появляются в катарских отелях, то скоро дела у нашего турбизнеса пойдут в гору. 

Однако должен признать, что относительно их «специализации» я в этом конкретном случае ошибся. Мы встретили одну из наших знакомых два дня спустя в холле «Мёвенпика». Оказалось, что она – профессиональная пианистка, и надо сказать, что в этот вечер в «пьяно-баре» был аншлаг… А что? Не только наши теннисистки, но и пианистки – лучшие в мире.

Других иностранцев в Катаре хоть отбавляй; в основном это американцы. Приехали утром на причал, куда рыбаки привозят улов. Снимали их со всех сторон, но как интервью взять у какого-нибудь индуса-рыбака, так в небе с шумом проносится пара истребителей. «Это американцы, наши друзья», – с гордостью говорит Мамун, наш водитель. Вот оно как… Раньше где-нибудь в «Международной панораме» можно было бы репортаж озаглавить так: «Над Персидским заливом вновь неспокойно» или «Обострение напряженности в Персидском Заливе» и т.д. и т.п. Но нам до политики дела нет. Мы людей приехали снимать.

Правда, нам говорят, что людей на улице снимать нельзя. Не принято здесь так. На женщин объектив камеры наводить нельзя категорически, на мужчин – только с их персонального разрешения. Но ведь невозможно к каждому на улице подходить и разрешения спрашивать. И что же в кадре будет? О улице от прохожего к прохожему бегает человек, что-то у них спрашивает, машет оператору (мол, «этот согласен!») или наоборот, делает руками букву «Х» («этот не согласен, посылает на …»). Но наш оператор – Анатолий Чернобривец – человек бывалый, через многие горячие точки прошедший. Он все эти предрассудки в расчёт не принимает. Снимает и всё. И людям, надо сказать, нравится снматься! Улыбаются, руками машут (приветсвуют). Женщины, особенно молодые, тоже охотно бы позировали, но чадру снять не решаются. Но Анатолий особо на том и не настаивает. Так, исподтишка снимет и доволен. Подумаешь, муж прибежит, возмущаться начнёт! Да Анатолий, между прочим, за день до нашей поездки сюда чуть под гусеницей танка не погиб, когда на полигоне снимал сюжет для военной программы! Интересно было бы послушать, как я катарцам бы объяснял, почему мы не приехали: у нас, видите ли, форс-мажор – оператора танком задавило…

Сегодня мы познакомились с удивительным человеком. Можно сказать, «Последним из Могикан». Саид Исмаил – старейший ловец жемчуга в Катаре. Стройный, темнокожий араб, он в своём облике сохранил антропологические черты предков современных арабов (уже таких непохожих), пришедших из горных долин Йемена – «Тибета Аравии». Саид Исмаил – фигура легендарная, живая достопримечательность Катара. После того, как нефть стала приносить нищим катарцам невиданные барыши и сделала их богатейшими людьми на земле, о ловле жемчуга почти забыли. Кочевники и рыбаки переселились в города и живут теперь в особняках, воздух в которых кондиционирован и ароматизирован. А Саид Исмаил остался с морем. Он купил старое доу (одномачтовое или «безмачтовое» деревянное судно с мотором или без оного), отремонтировал его, и стал с двумя иранцами-помощниками уходить в море на несколько месяцев. И надо сказать, что он не прогадал: поскольку он стал фактически монополистом по добыче жемчуга в Катаре, этот промысел стал приносить ему неплохой доход. Про него сейчас газеты пишут, шейхи дружбу водят. За жемчугом Саид ныряет сам. Нам он продемонстрировал погружение «защипом» для носа, так и с аквалангом. Надо сказать, что Саид – прирожденный режиссёр. Он прекрасно знает, как грамотно снять фильм о себе самом. Сначала мы плыли на катере, который буксировал доу с двумя иранскими подручными. Потом мы сами забрались на доу. Потом опять пересели в катер, объехали вокруг доу, снимая поднятие паруса. Потом опять залезли на доу и снимали уже непосредственное погружение Саида Исмаила в пучину морскую с последующим доставанием раковин с её дна. Правда, улов был смехотворным, но он продемонстрировал нам свою коллекцию жемчужин, найденных ранее. Потом фотографии нам показал, где он лежит на гвоздях, битом стекле, на него доска положена, а на ней ещё люди стоят. Одним словом, удивительный человек. Просто самородок! 

Ещё один самородок – наш гид Али бин Султан Аль-Хаджри (таково его полное имя). К нам его специально приставили как лучше всех знающего местные нравы и обычаи, поскольку во всей катарской туриндустрии он, похоже, единственный катарец. Сам он из бедуинского рода Аль-Хаджри; получив высшее образование, стал первым бухгалтером в истории Катара. Дружен с эмиром. Поэт, музыкант и певец. Играет на ребабе (однострунный инструмент с резонатором; играют смычком). Про него часто в журналах и газетах пишут как о виднейшем носителе традиционной бедуинской культуры. У нас по поводу этой культуры всё время разногласия. Он за нас откровенно беспокоится (хотя ещё более откровеннее беспокоится за себя), что однажды какой-нибудь ревнивый муж камеру нам разобъёт за то, что мы его жену снимаем. Или иная ревнительница «древняго благочестия» разорётся, завизжит, вызовет полицию и нас в неё «загребут». А потом поди нас оттуда вызволяй. Но мы особенно в споры не ударяемся, поскольку всё, что «снимать нельзя», снимаем сами тогда, когда остаёмся без его «опёки», то есть вечером, когда на улицах в свете витрин и неоновых вывесок появляются наконец люди…

НИКОЛАЙ БАЛАНДИНСКИЙ

05.02.2004 17:59:47



Прочитайте еще про Отдых в Бразилии:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.