В Америку, на ПМЖ! на kuda.ua
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

В Америку, на ПМЖ!

KUDA.UA > Отдых > Отдых в США > В Америку, на ПМЖ!

Русская колония за рубежом все расширяется. Правда, в последнее время обозначился и некий встречный, пока еще робкий ручеек. Какой вектор движения возобладает, будет зависеть от качества нашей с вами жизни. А пока мы предлагаем читателям познакомиться с тем, как происходит первая встреча с новой землей наших соотечественников, решивших перебраться в Америку – точку притяжения эмигрантов со всего света. 

Как мы стали нелегалами 

     Итак, после долгих колебаний я решилась совершить поступок, который вызвал неоднозначную реакцию моих друзей и знакомых. Одни горестно вздыхали, жалея меня. Другие втайне завидовали, рисуя в своем воображении счастливую жизнь за океаном. Как выяснилось довольно скоро, неправды оказались обе стороны. 

     Преимущества американской жизни нам открылись позднее, а некоторые недостатки уже в день прилета. В аэропорту Сан-Франциско во мне поселились первые сомнения в безупречной работе американских служб.

     Нас, прибывших на ПМЖ (привычная для россиян аббревиатура: постоянное место жительства) эмигрантов, вычленили из основной толпы пассажиров и проводили в отдельный зал, где мы оказываемся в обществе довольно большой группы молоденьких девушек, объясняющихся между собой на английском и русском с довольно заметным акцентом. Они были из американских русских семей и только что вернулись из поездки на историческую Родину. Выяснить, какие впечатления они вывезли, я не успела, узнала только, что их паспорта остались в Москве: их выкрали вместе с сумкой у сопровождающей. Теперь они, волнуясь, ждали разрешения пересечь границу, как некогда этого ждали их родители. Тогда я не подозревала, что нас ждут не меньшие волнения…

     В руках мы сжимали большие картонные пакеты, которые нам выдали в Москве в МОБ (Международная организация по делам беженцев), строго наказав их не вскрывать. Рядом с чиновниками из иммиграционного ведомства стоял русский переводчик, обеспечивавший диалог Америки с начинающими американцами. Полная афро-американка отобрала у меня заветный пакет и вскрыла его под моим любопытным взглядом. Всю дорогу меня мучил вопрос: что же там такое упрятано, чего видеть мне нельзя? Ничего особенного, кроме собственного рентгеновского снимка и медицинских документов, я не разглядела. Недостаточная бдительность обошлась дорого. Я просмотрела момент, когда служащая извлекла из пакета и отложила в сторону два небольших листочка с отпечатанным текстом, – минута, стоившая нам потом многих нервов и хлопот.

     В паспорта, которые мне с мужем через некоторое время вернули, были пришпилены белые листки с печатью, доказывающей факт официального пересечения нами границы. Однако темнокожая леди слегка ошиблась. Печать она должна была проставить на других бланках, тех, что прибыли в пакете. Они содержали присвоенные нам заранее эмиграционные номера и номер визы, подтверждавшей наш официальный статус. Этот документ давал разрешение на легальную работу и другие гражданские права, которыми славится Америка. Чиновница же его небрежно отодвинула.

     Первый же визит в организацию, где должны были заняться нашей натурализацией, открыл драматический факт: мы оказались нелегалами со всеми вытекающими из этого проблемами. А их – множество, как и самих нелегалов. Они лишены возможности наниматься на работу, получать пособия на детей и по безработице, пользоваться медицинской помощью, покупать и водить машину, что в американских условиях зачастую равносильно заточению. В довершение всего, в случае задержки полицией, им грозит депортация.

     Забегая вперед, отмечу: когда обнаружилось, что у многих членов банды, осуществивших террористические акты 11 сентября, были просроченные визы, власти ужесточили контроль за лицами, проникающими в США без надлежащих оформленных документов. Полиция получила право задерживать их и отправлять в тюрьму без решения суда. Надо ли говорить, что мысленно мы все это примерили на себя? 

     Надо было срочно что-то предпринимать. Но что? Бывалые люди поспешили нас обрадовать: “Они никогда не признают своих ошибок”. Но нашлась добрая душа, которая села за телефон и, сделав серию звонков, выдала план действий: надо сесть на поезд и ехать в Сан-Франциско, искать правду.

     Очередь у главного входа в огромное здание Службы натурализации и эмиграции (INS) была способна напугать даже выходцев из России, хорошо помнящих это явление. К счастью, выяснилось, что для жертв бюрократических ошибок (а мы были далеко не единственными) существует специальный вход – косвенное извинение за доставленное беспокойство.

     На этот раз нами занялась вьетнамо-американка. Рассматривая пустой листок в наших паспортах, она поцокала языком и обратилась к компьютеру. Долго водила курсором по экрану, неодобрительно качая головой, и наконец, не найдя нужных сведений о нас, сдалась – подозвала коллегу. Теперь они уже вдвоем пытались извлечь информацию из памяти компьютера, но тоже безуспешно. Появилась третья женщина. По мере разрастания “группы поддержки” наша тревога нарастала.

     Подобную картину я наблюдала потом не раз. Это один из штрихов, характерный для американской деловой культуры, – командная работа. Рутинная процедура обслуживания клиентов разбита, как на конвейере, на много операций. Каждый сотрудник хорошо знает свой раздел, но небольшое отступление от штатной ситуации вызывает затор – приходится звать на помощь коллег-смежников. И так до тех пор, пока не находится нужное решение. 

     В нашем случае положение спас представительный мужчина, судя по всему, менеджер. Несколькими элегантными щелчками на клавиатуре он выудил то, что тщетно искали его подчиненные. Мы вздохнули с облегчением: опасность повторить судьбу кремлевского управделами Павла Бородина, оказавшегося в американском застенке, миновала. Нам выдали исправленные документы. 

     Мы были так счастливы переходу на легальное существование, что не посмотрели на дату, проставленную в новом бланке. А она оказалась более поздней, чем время реального пересечения нами границы. Момент – весьма существенный для эмигрантов, поскольку начинать оформление вида на жительство – знаменитой “грин карты” – можно ровно через год после въезда в страну. 

     Сбои в американской бюрократической машине происходят постоянно. Самая громкая ошибка последнего времени, ставшая достоянием всего мира, – это разрешение INS на выдачу визы террористам, взорвавшим Всемирный торговый центр. Это переполнило чашу терпения администрации Белого дома, и без того имевшей большие претензии к главному учреждению, работающему с эмигрантами. Вскоре INS перестанет существовать в своем нынешнем виде. Вместо одного иммиграционного ведомства появятся два. Одно будет заниматься выдачей виз, а другое – собственно эмигрантами или временно проживающими на территории страны иностранцами.

     В России, как и в других странах СНГ, успели заметить, насколько сложнее стало получить американскую визу, особенно студенческую. Для “лиц арабской национальности” это практически невозможно. Презрев ими же выработанные правила политкорректности, американские власти действуют по принципу: лучше перебдеть, чем недобдеть. Не знаю, достаточно ли этих мер, чтобы поставить заслон террористам, но туристов в Америке стало явно меньше. 

Хотел отблагодарить – оказался в наручниках 

     Одна из причин сбоев бюрократической машины – низкая, естественно, по американским меркам, зарплата госслужащих. Потому-то высококвалифицированные и хорошо образованные специалисты на эту работу соглашаются неохотно. Однако попытки “подмазать” американский бюрократический механизм – дело рискованное. Как-то это попытался проделать мой зять. В первые месяцы своей американской жизни, нарушив правила движения, он легкомысленно предложил остановившему его дорожному полицейскому “разъехаться по-хорошему” и протянул стражу закона купюру. В тот же момент на его доверчиво протянутой руке защелкнулись наручники. Прошло уже много времени, но он до сих пор вздрагивает, вспоминая этот эпизод и последовавшее за ним судебное заседание. Дело закончилось выплатой крупного штрафа и длительным хождением на занятия по изучению правил движения. 

     Слушая горестный рассказ зятя, я вспоминала, как собирая многочисленные документы перед отъездом на ПМЖ, мне то и дело приходилось выслушивать в чиновных кабинетах Москвы жалобы на маленькую зарплату, за которую приходится так много трудиться. Реакция оказывалась рефлекторной – я доставала кошелек. Каюсь, совершала преступление, но никто почему-то наручники на моем запястье не защелкивал.

     Мой богатый опыт общения с отечественными госслужащими оказался в Америке невостребованным, и я до сих пор не знаю, хорошо это или плохо. Коробка дорогих конфет, бутылка коньяка, в более сложных ситуациях – фирменная кофточка, пухлые конверты – как замечательно работал этот механизм на родине! Глядя на непроницаемые лица американских клерков, которые назначают тебе встречу – “аппоитмент” – точно в положенное по инструкции время, хотя для тебя жизненно важно, чтобы она состоялась много раньше, я ловлю себя на мысли, что скучаю по нашим хамоватым, но таким “отзывчивым” чиновникам… 

     Существует миф, будто на всех приезжающих в США эмигрантов обрушивается лавина всевозможных благ, и задача состоит лишь в том, чтобы вовремя подставить ладони. Некоторая правда в этом есть – существуют и бесплатная медицинская страховка, и денежные пособия, и “фут стампы” – талоны на продукты, и дешевые квартиры, но только для тех, кто не может работать по возрасту или из-за очень серьезных заболеваний (здесь к ним не причисляют даже инфаркты или онкологические операции). Остальные же “пришельцы”, попользовавшись краткосрочной поддержкой социальных служб, должны в дальнейшем, вплоть до пенсионного возраста (здесь он одинаков для мужчин и женщин – 65 лет), сами обеспечивать себя средствами на жизнь, жилье и медицину.

     Жизнь в Америке не дешева, особенно в Калифорнии, где она дороже, чем в любом другом штате. Львиная доля доходов уходит на жилье. Зарплаты одного работающего в семье зачастую не хватает, поэтому в Сан-Хосе многие женщины, даже имеющие двух-трех детей, предпочитают работать. И вот за это их должны благодарить многие наши землячки. Работа в качестве бэби-ситер, по-нашему – няни, среди русской диаспоры очень популярна. Молодым это помогает выжить на первых порах, пока не найдется более подходящая работа, а для пожилых – хорошая прибавка к пособию. Однако в последнем случае это делается без ведома социальных служб, иначе могут лишить пособия и бесплатной медицинской помощи.

     Но, чтобы получить все причитающиеся блага, тоже надо обить множество порогов. Не стоит рассчитывать, что американские чиновники сами будут тебя разыскивать, чтобы обеспечивать всем положенным. Придется самим отыскивать добровольцев с машиной, имеющих желание и возможность возить вас по многочисленным офисам и помогать с переводом. Правда, после всех этих хлопот связь с официальными лицами будет осуществляться преимущественно по почте, хотя не исключено, что придется долго ломать голову над смыслом очередного полученного послания.

     На мое имя однажды пришло уведомление, что я в соответствии со своим прошением получила право стать на медицинское обслуживание в системе госпиталей Кайзер. Такая весть могла бы обрадовать, если бы я об этом просила. Но поскольку такого прошения я не подавала, то обратилась за разъяснением к социальному работнику. “Это письмо вам послано по ошибке, – сказал он мне. – А вообще, не волнуйтесь – вам же разрешают, а не отказывают”.

Забросали индюшками

     Кстати, во всех официальных письмах из соцслужб, что я получала, всегда содержались информация, кому жаловаться, если решение меня не устраивает, и настоятельный совет обращаться в суд в случае неполучения по указанным адресам удовлетворяющей меня помощи. Но это может стоить больших денег. Ни одно обращение в суд не обходится без адвоката.

     Местная молва гласит, что с помощью юриста из американских служб можно выжать все. Получить, например, статус беженца, если ты приехал в Штаты в гости или туристом, но решил, что, пожалуй, есть смысл задержаться здесь до конца жизни. В таком случае адвокат – за очень, очень круглую сумму – берется доказать, что ты жертва режима и в своей стране подвергаешься смертельной опасности. Иной раз расторопный адвокат может сделать из вас “особо ценного ученого”, даже если до приезда в США вы занимали скромную должность младшего научного сотрудника. Выдающихся ученых Америка действительно принимает. Но зачастую адвокатское всесилие на поверку оказывается блефом, способом выкачивания денег у доверчивого клиента.

     И все же, справедливости ради, скажу, что несколько моих знакомых, потратив несколько лет на борьбу за право получать пособия по состоянию здоровья, все же смогли его добиться с помощью юристов. Гонораром служит часть отвоеванных средств. Сумма набегает нередко довольно солидная. Дело в том, что в случае положительного решения пособие выплачивают с момента подачи первого прошения. Чем дольше волокита, тем больше денег накапливается. Так что государство расплачивается за свою строптивость.

     Дела с английским у меня были не самые блестящие, а без него чувствуешь себя человеком второго сорта. Поэтому решение мое было однозначным: учиться, учиться и учиться. В день высадки на американскую землю нас, новых эмигрантов из России, было человек двадцать, и только двое свободно говорили по-английски. Большинство же не знали ни слова. Именно с этого начинаются самые трудные проблемы, с которыми сталкиваются эмигранты. Американские социологи нашли даже специальный термин для этого явления – “колчер шок”. Русский эквивалент приблизителен: “культурный шок”. Но на самом деле этот термин охватывает куда более широкий срез проблемы адаптации к новой жизни в чужой стране.

     Самое удивительное, что готовясь к столь радикальной перемене в своей жизни, многие перед отъездом набивают чемоданы вещами, абсолютно не нужными в Новом Свете. Я видела в Шереметьево, как мои соотечественники прямо в зале вылета заталкивали в огромные баулы подушки, одеяла и множество кухонной утвари. Их вес превосходил все разумные пределы, а за излишки взимают огромные деньги. Но срабатывало привычное: все это нажито годами и поколениями, жалко расставаться. Сентиментально, но бессмысленно…

     Мы всегда знали, что в Греции есть все. В Америке, представьте себе, тоже. Если совсем плохо с деньгами, все можно за копейки купить в очень популярной у наших людей сети магазинов “Гуд вилл” (“Добрая воля”). Это магазины благотворительной организации, куда американцы сдают все, что им стало ненужным, включая мебель, а зачастую и совершенно новые вещи с магазинной этикеткой. То, как безотказно работает в Штатах целая индустрия благотворительности, впечатляет.

     Впервые мы ощутили это на себе во время Дня Благодарения, который отмечается в Штатах в четвертый четверг ноября. На этот раз он проходил на грустной ноте, тем более что накануне объявили о смерти 94-летней старушки от сибирской язвы. Все терялись в догадках, где она могла ее подцепить, поскольку дом практически не покидала, письма из почтового ящика не доставала, конверты не вскрывала. Эта необъяснимая смерть заставила американцев вновь запаниковать. Старики боялись выходить из дома. Но освященных столетним ритуалом индюшек ели с аппетитом.

     Мы поначалу тоже. Но сколько их может принять организм? Одна птица – хорошо, две – терпимо. Нас же буквально забросали индюшками. Мы значились в списке вновь приехавших, и у меня создалось впечатление, что несколько благотворительных организаций вступили в соревнование за право вручить нам свою индюшку. Нам звонили, приглашая прийти за “туркой” (американское имя индейки), доставляли ее прямо к дверям, присылали специальные ваучеры на покупку. И в довесок – обязательные ингредиенты: яблоки, специи, картофель для пюре. Но я несколько отвлеклась…

Есть такой язык: русско-американский

     Строя планы новой счастливой и сытной жизни в новом краю, наши люди почему-то забывают, что для их осуществления придется как минимум общаться с чиновниками и работодателями, которые пока все же предпочитают говорить на английском. “Единственное, что надо с собой привозить, – это английский язык”, – сказала, обобщая собственный опыт, моя новая знакомая Римма, эмигрировавшая из Ленинграда в США лет 20 назад. Инженер-химик в прошлой жизни, она сейчас хозяйка русского магазина и ресторана “Невский” в городе Сан-Хосе в Калифорнии – там, где я живу. Сложности, через который она прошла, типичны для эмигрантов, не знающих языка. Приходиться браться за любой труд, включая почти обязательную для советских эмигранток работу официанткой или уборщицей.

     “Взять язык” с нуля – так здесь называют процесс овладения английским, – разумеется, нелегко. Но для тех, кто этого очень хочет, возможностей достаточно. Лично я, чтобы усовершенствовать свой далеко не лучший английский, перепробовала много вариантов. Первым делом я записалась на английские курсы в Городской центр образования для взрослых. В таких заведениях люди в возрасте от 18 до 80 лет и старше могут овладеть многими новыми для себя профессиями. И здесь же при желании можно научиться современным танцам, искусству составления букетов и другим не самым нужным, но милым вещам. Английскому обучают бесплатно. На курсы я ходила ежедневно, кроме выходных, и занималась по 4 часа с маленьким перерывом.

     Отдача проявилась очень быстро: через несколько уроков я уже общалась с сокурсниками самых разных национальностей на английском с сильным… индийским акцентом. Дело в том, что нашей преподавательницей оказалась эмигрантка, правда, давняя, из Индии. У нее было неистребимое индийское произношение, которым она охотно делилась с нами.

     Потом мне приходилось учиться английскому у китаянки, доминиканца, шведки, в результате чего я стала обладательницей поистине интернационального по своему звучанию английского. Вообще надо сказать, что произношение на курсах явно не было приоритетом. В конце концов, главное, чтобы тебя понимали, и ты, по возможности, – тоже.

     В Америке, этом котле, в котором варятся сотни национальностей, большинство уже давно изъясняется на американском, все меньше напоминающем тот классический английский, коему обучают в наших школах. Можно говорить и о появлении русско-американского языка, которым вполне обходятся многие бывшие россияне за океаном. Вот дословная цитата из речи бывшей москвички: “Я взяла бас и поехала на аппоинтмент к медишину, у которого мне нужно получить рекордс, чтобы апликнуться на двухбедренную квартиру”. Кто не понял, могу перевести: “Я поехала автобусом к врачу, к которому была записана. Мне нужно взять у него справку, которую надо приложить к заявлению на получение трехкомнатной квартиры”. Я не оговорилась: именно трех. Размер квартир в Америке определяется по числу спален; в двухбедренных их две, ну а третья, подразумевающаяся комната, – салон.

Мне повезло, что под занавес я встретилась с русским преподавателем. Кира, профессор английского языка из Киева, смогла нам дать то, что не сумели передать американские преподаватели, не обладающие и малой толикой ее знаний. Все же советское образование – лучшее в мире, по крайней мере, я это ощутила на курсах английского языка в Сан-Хосе. Кира, человек далеко не молодой, была волонтером, то есть занималась с нами, не получая зарплаты. Для нее важно ощущать себя востребованной, бывать на людях, поскольку одиночество в Америке ощущается особенно остро.

     Правда, среди наших земляков волонтерство – явление не самое распространненое. Чаще всего к нему прибегают в надежде стать в перспективе из волонтера платным работником. Но моему супругу это, увы, не удалось. Он был польщен, когда координатор школы-бизнеса Стендфордского универститета Дональд Ралли, узнав о пребывании в Калифорнии моего мужа, который в Москве считался компетентным аналитиком тендеций развития мирового нефтяного производства, пригласил его прочитать несколько лекций.

     Зарплата в Стенфорде, одном из самых престижных в мире университетов, высокая. Однако мужу пришлось ограничиться моральным удовлетворением, что, впрочем, тоже не мало. Оказалось, что процедура получения гонорара здесь длинная и запутанная, так что лектор предпочел выступить в роли волонтера. В университете очень поощряется, особенно, когда речь идет о русских ученых, как известно, самых бескорыстных в мире. Практичные американцы поняли, что это тот случай, когда можно покупать мозги, не особо себя разоряя.

     Кстати, лекции вызвали большой интерес и массу вопросов. Несколько из них были заданы на русском. Им воспользовался Нед Пикиринг, внук бывшего американского посла в Москве. Молодой Пикиринг жил у деда, практиковался в русском языке и с большим удовольствием вспоминает о своей московской жизни. А вот один вопрос поставил моего мужа в тупик. Он прозвучал на безупречном… украинском. Его задал сын бывшего американского военного атташе в Киеве, уверенный, что русский лектор его прекрасно поймет. Пришлось вопрос повторить на английском.

     Возвращаясь к курсам английского языка, замечу, что это – своеобразный клуб, куда экс-россияне ходят многие годы в основном для общения на… русском. Здесь можно получить массу полезных сведений, обменяться последними новостями, в том числе из жизни героев латиноамериканских сериалов. Их демонстрация российским ТВ пользуется огромным успехом. Телевидение на русском языке можно смотреть, внося абонентную плату примерно по 40 долларов в месяц. И те, кто этим пользуется, фактически подписываются под отказом когда-нибудь заговорить по-английски.

     Как известно, в русских кварталах некоторых американских городов, например, в Брайтоне в Нью-Йорке или на улице Гера в Сан-Франциско можно прожить всю жизнь, не выучив ни слова по-английски. Местный анекдот: двое наших стоят на улице в Брайтоне и разговаривают. Подъезжает американец на авто и просит объяснить, как проехать к нужному ему месту. “I don’t understand” (я не понимаю), – используют они единственную известную им английскую фразу. Разочарованный американец уезжает. Один из собеседников, глядя ему вслед, говорит: “Ну, и чем ему помог этот его английский?”

Журнал “ЭХО Планеты”

№12 2002

Автор: Усейнова Иветта



Прочитайте еще про Отдых в США:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.