Страшные ужасы Снежной. на kuda.ua
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Страшные ужасы Снежной.

KUDA.UA > Отдых > Отдых в России > Страшные ужасы Снежной.

Вот я и вернулась. Измученная, слегка отощавшая, но наадреналиненная и довольная. Благодарю Бога за то, что ни один “чайник” не откликнулся на моё объявление о поиске напарника. Тут был нужен профи: всё оказалось очень серьёзно. В конце концов Серёга любезно согласился составить мне компанию и пересесть с каяка на катамаран-Фдвойку”, так сформировался наш экипаж. Но всё по порядку. 

ПОДХОДЫ  

      Прибыв в середине июля в Иркутск, мы начали решать, на какую реку идти. Нынешнее (2002 г.) лето здесь было дождливым. Разговорившись с шофёром, мы выяснили, что на Оку мы, конечно, доедем, но это будет нелегко: дороги размыты, мостов нет. Но “Уралы” (ОГРОМНЫЕ самосвалы) ходят, сыплют тонны грунта, и с их водителями можно договориться. Правда, непонятно, сколько это потребует времени и будет стоить. Поэтому приняли решение: идём наверняка, на Снежную. До неё из Слюдянки (туда добираемся от Иркутска электричкой) примерно неделя пешего хода по горам с двумя перевалами чуть выше 2000 м. А затем – сплав. 

      Справка “ВВ”. Как сообщает “Энциклопедия туриста”, река Снежная берёт начало на склонах Хангарульского хребта, протекает в межгорной котловине, прорывает хребет Хамар-Дабан и впадает в оз. Байкал. Длина её 167 км, средний уклон 6,5 м/км, средний расход воды в устье 48 куб.м/с. Доступна для сплава на плотах и катамаранах (5 к.с.). Длина сплавного участка 127 км. На реке свыше 100 препятствий. 

      Надо сказать, что я не фанатичная “водница”. В водные походы хожу, но только на суше чувствую себя человеком. Поэтому подходы к Снежной мне безумно понравились, несмотря на тяжёлый рюкзак. Все трое моих спутников оказались истинными джентльменами, и мой рюкзак был игрушкой по сравнению с их – кроме личных вещей, ребята несли по 10 кг еды и наши суда (2 каяка и катамаран). С погодой везло: жарко и солнечно, но ночью в горах +4 грд С, зуб на зуб не попадает. Особенно поразили и запомнились запахи – раскалённой солнцем кедровой смолы, пихты, рододендрона. Такой бальзам! Кажется, подышишь таким воздухом, и всю жизнь ни одна болезнь не прицепится. 

      Целую неделю шли по потрясающим кедровникам, сто раз в день перебредали ледяные реки с зелёной кристальной водой, уже к обеду лишаясь сил от усталости. По дороге собирали всё, что можно съесть. Джентльмены с радостьёю возложили заботу о подножном корме на меня: мне проще наклоняться (рюкзак легче). В результате к вечеру у меня оказывалась весьма значительная добавка груза в виде грибов, черемши (дикого чеснока, очень вкусного), ревеня (из него получается потрясающий компот), кедровых шишек (источник витаминов и калорий) и дикого лука. По дороге делали частые остановки, чтобы насытиться всевозможными ягодами: смородиной, малиной, голубикой и брусникой. Иногда Серёга (наш единственный рыбак) выуживал какого-нибудь несчастного хариуса или даже нескольких, и тогда обед или ужин состоял из ухи и того, что было положено по раскладке. 

      Ещё поразили альпийские луга. Такое удивительное разнотравье, что дух захватывает! Буйная растительность цепляет за ноги, развязывает шнурки, скрывает ямы и кочки (что ежеминутно приводило к попыткам упасть). Ну, о самих горах сказать можно одно: просто песня… В общем, преодолев два перевала, мы вышли к Снежной. Вот тут-то и начался “адреналин”. 

НАЧАЛО СПЛАВА 

      30 июля тёплым мирным утром мы стали собирать свои суда. Ребята с головой ушли в это занимательное дело, а мне всё не давала покоя гора высотой около 2,5 км, возвышающаяся километрах в 5 от нас. Она так настойчиво манила, что я подавила муки совести аргументами типа: “Если трое мужчин с увлечением собирают катамаран, то чем им может помочь барышня? Они – заядлые “водники”, и если я пойду на гору, то завидовать не будут”. Короче, меня с удовольствием отпустили на целый день. Я лезла вверх, любуясь корявыми толстенными кедрами-монстрами, а когда отдыхала, поворачивалась спиной к склону и созерцала половину мира, которая щедро передо мной распахивалась. Долины, реки, перевалы, озёра в междуречье, бархатные лесные увалы, скалы, отмели, синие дали… Увидев всё это, легко ответить на вопрос: “Зачем люди ходят в горы ?” 

      Слегка настораживала тьма, ползущая с одного из перевалов. В дальний хребет лупили длинные жёлтые молнии – одна за другой, почти без перерыва. Начали доноситься отголоски далёких громов – этакое непрерывное тихое и настойчивое ворчание. Вскоре чёрная мрачная туча сформировалась прямо над моей головой и угрожающе заворчала. Срочно вниз! Спуститься удалось посуху. Повезло: каково было бы идти вниз по мокрой осыпи и скользким лишайникам! А потом хлынул ливень. Ледяной, стеною. Я мгновенно промокла и успокоилась: терять больше было нечего. 

      Когда я добежала до реки, по которой нам предстояло плыть, не поверила своим глазам: она вспухла, озверела, мутная вода цвета “какао с молоком” с рёвом неслась вниз, залив все отмели. Жуткое зрелище. Это был первый паводок. Река показала нам, чтобы не расслаблялись, какой разной она бывает. 

      На следующее утро мы благополучно отчалили по мутной воде, и с гиканьем и свистом понеслись вниз между гор и лесов. Верхняя часть реки – так называемая “прогонная”, крутые “водники” с самого верха не ходят, а забрасываются на середину Снежной, где она, принимая в себя множество притоков с гор, набирает силу и где начинаются настоящие пороги. И первые три дня мы плыли, учась слаженно взаимодействовать, обходить камни и большие валы, правильно понимать команды. Это значит понимать, что командир имел ввиду, когда зверским голосом кричал: “Срочно вправо!!!” – действительно вправо, или всё же влево? Причём времени на размышления может и не быть. Несмотря на “простоту” реки, нас периодически окатывало с головой. Я немножко нервничала, но виду не подавала. Хотя всё время опасалась того, что за поворотом: воображение дорисовывало всякие ужасы. Но три дня всё шло гладко и весело. Каякеры каждые 40 минут причаливали, чтобы вылить воду из своих судов, а мы, бравые катамаранщики, только удовольствие получали. 

      У нас имелась лоция – схема реки из Интернета, нарисованная катамаранщиками из Владивостока в 1999 г. На схеме чёрточками были обозначены препятствия – шиверы и пороги, они были пронумерованы и описаны. В первые два дня сплава обозначенных препятствий на реке не было – считалось, что всё “идётся с ходу”. За 3 дня – 12 шивер (что такое шивера и чем она отличается от порога, я так и не поняла. То, что я наблюдала там – сильная струя с ОЧЕНЬ большими валами, иногда – обливные “бульники” и “бочки”. Порог же, судя по всему, подразумевает резкое падение воды, слив, ступень. А вдобавок к этому и всё прочее: “бочки”, валы, “бульники”, прижимы). 

      На четвёртый день нам предстояло пройти порог, имеющий в лоции зловещий номер 13. Владивостокцы рекомендовали его просмотреть и организовать страховку. Они писали, что это “первое препятствие на реке, заслуживающее внимания”. Мы мирно плыли среди цветущих лугов и скал со стрекочущими кузнечиками, наблюдали птиц и бабочек, купались в ледяной воде и вообще расслабились. И ещё мы “задрали нос” и возгордились. Мы не заметили препятствий за номерами 1-12, так как на реке вообще спокойных мест практически не было, и поэтому решили, что мы круты, нам море по колено. И были наказаны. 

      В одно прекрасное мгновение – уже под вечер, предвкушая стоянку, отдых и ужин – мы с Серёгой на катамаране первыми вынырнули из-за крутого поворота и начали преодолевать месиво белопенных валов и камней. Таких препятствий мы прошли уже несчётное множество. Поэтому потеряли бдительность, и не глянули, что впереди. А там… Река, имевшая ширину метров 40-45, вдруг сужалась до 10 (а то и меньше) и с рёвом и грохотом протискивалась между отвесной скалой, вздымавшейся, как мне показалось, до неба, и россыпью огромных валунов. Мощная струя валилась на скалу, поднималась по ней и, закручиваясь огромной пенной “бочкой”, падала вниз. “Бочку” можно было бы обойти, прижавшись к другому берегу, но этому мешал обломок скалы. За ним вставал огромный белый вал. Нужен был крутой манёвр: сначала идти прямо на “бочку”, огибая вал слева, а сразу за ним спешно уходить вправо. Места для манёвра было очень мало. Добавьте и эффект неожиданности: мы осознали, что перед нами препятствие, на порядок отличающееся по сложности и мощи от всего предыдущего, уже находясь на краю слива, зависнув над водяной ямой. 

      “Это Тринадцатый, – обречённо как-то, побелевшими губами прошептал Серёга. – Ну, Юленька, с Богом!” И мы понеслись вниз. Удачно обошли белый вал и, напрягаясь всем телом, начали тянуть катамаранчик вправо, от зловещей “бочки”. Но силёнок было маловато, и моим баллоном мы попали-таки на край ямы. Помню, единственное чувство, которое я испытала, заворожённо глядя с катамарана вниз, в серую водяную яму – это восхищение. Вот это да! Масштаб потрясал. Я даже на мгновение перестала бороться за жизнь: бездна, разверзшаяся у левого колена, гипнотизировала и лишала воли. Хорошо, что Серёга держался веслом за воду как зверь, не давая крошке-катамарану упасть в пучину. А там и я очнулась, стала работать снова, и мы были спасены, хотя и умыты с ног до головы. Но расслабляться рано: за нами идут беззащитные каякеры. И мы зачалились за камушком для страховки. 

      Дима боролся как лев, но свалился-таки в “бочку” – каякеру хуже, чем катамаранщику, он сидит значительно ниже, поэтому ему не видно коварных “бочек” и прочих заковырок. Мелькнув на водяном склоне, Дима скрылся в пенном котле, в валах мелькнул нос каяка, потом корма, весло, и через некоторое время всё это вынырнуло в перевёрнутом состоянии ниже порога. Хитрый Володька успел зачалиться и посмотреть. В результате он удачно обошёл вал и “бочку” по самому краешку – не эффектно, но эффективно. Выплывший на берег Дима делился впечатлениями. Говорит, каской здорово боднул дно. Адреналин плескался через край, и мы остановились на ночёвку. 

      Когда же легли спать, когда я закрыла глаза, то ощутила вдруг, как Ужас вылез из солнечного сплетения, обосновался где-то в районе желудка и распустил свои гадкие холодные щупальца к горлу, позвоночнику и затылку. Шерсть на загривке встала дыбом. Это была запоздалая реакция на “13-й”. Я сама не ожидала, что так бывает. “Ведь всё уже позади, – мысленно успокаивала я себя, – всё кончилось хорошо!” Но звучало это неубедительно, ведь по лоции впереди было ещё 101 препятствие, треть из них – “заслуживающих внимания”. 

      Ночь прошла практически без сна, утром болела голова, хотелось выпить и ругаться со всеми. Руки дрожали и колени подгибались. Но нужно было плыть дальше. 

ПАВОДОК  

      После внезапного преодоления “13-го” мы стали менее легкомысленными, и, плывя по реке, вытягивали шеи как жирафы, пытаясь заглянуть за поворот и разглядеть, что же там. И ориентироваться начали более тщательно. День был хмурый, и Володька, обладающий редкостным зрением (-10), пожаловался, что в такую серую погоду ему трудно распознавать путь. Мы радостно пошли ему навстречу и решили плыть до обеда, а там устроить полуднёвку, отдохнуть, набраться сил. Так и сделали. У впадения небольшой речки Бузыр-Джалги обнаружили симпатичное местечко: крутая отмель, дрова, ровные полянки в лесу, живописные поднебесные утёсы и даже небольшая избушка, которую решили использовать как баню. Быстро и радостно поставили лагерь. Плыть дальше совершенно не хотелось. 

      Вечером пошёл дождь. Он шёл всю ночь, иногда припуская не на шутку. Утром я вылезла из палатки и увидела такую картину. Отмель, к которой мы чалились, стала совсем маленькой. Скалы, с которых Серёга вчера забрасывал блесну, исчезли под водой, как и угловатые острые камни высотою полтора метра, с которых я его фотографировала. Чистая прозрачная вода – воспоминания! Было ли это?! Опять мутный распухший поток, ощетинившийся огромными валами и ревущий как реактивный самолёт. Вчера вечером Серёга, вытаскивая катамаран высоко на отмель, смеясь, спрашивал: “Привязывать ?” На что мы, тоже смеясь, отвечали: “Серёга! Тут не должно быть вопросов, это должно быть тупой привычкой: вытащил катамаран – привяжи!” Мысль о том, что вода может достать катамаран на такой высоте, даже не возникала. Однако сегодня к обеду мутный вал нежно лизал днище нашего корабля… Мы были ошарашены. Плыть по такой реке нельзя. Будем ждать. 

      Любимым делом во время ожидания стало лузганье кедровых шишек. Это очень полезное занятие: во-первых, непрерывно грызя орешки, приходишь в очень спокойное, философское настроение, эдакое полурастительное состояние, сливаешься с дождём, туманом, мокрой тайгой, становишься частицей этого дикого мира; во-вторых, в связи с тем, что одному Богу было известно, насколько затянется ожидание, мы урезали и без того небогатый наш рацион, а кедровые орешки – ценный источник жиров, витаминов и прочего. Дошло до того, что без шишки в руках я чувствовала себя неуютно. 

      Вечерами, лежа в спальнике, я слушала шумы. Основной, справа, – низкий гул, рёв, с оттенками звука взлетающего самолёта. И вплетающееся в него “Бух! Бубух!!!” Это Снежная. Бесится, орёт, катит камни. Второй шум справа – злобное шипение, будто сотня поваров льют холодное тесто на сотню раскалённых сковородок. Это Бузыр-Джалга. Тоже злится, но силёнок маловато, самолётного гула и катания “бульников” не получается. И третий звук, всеобъемлющий – стук дождя, стук дождя, стук дождя… Под эти звуки мы и засыпали три ночи подряд. 

      На четвёртый день случилось чудо. Сперва мир обрёл тени. Сначала едва заметные, а затем чёткие и яркие. Потом над нами проплыл клочок голубого неба. “Какой странный цвет”, – подумали мы. Вода упала на полметра (а поднялась более чем на два). Бесстрашные каякеры не выдержали. Солнце ударило их по голове, и они приняли решение. На каяках по такой воде не ходят – это очевидно и однозначно. Следовательно, каяки разбираем, укрепляем наш катамаранчик дополнительной перекладиной и укосиной, из стропы вяжем импровизированные стремена – и как по мановению волшебной палочки “двойка” превращается в “четвёрку”! 

      Когда я увидела с пригорка три огромных рюкзака и трёх потенциальных седоков рядом с маленьким катамараном на фоне огромной взбесившейся реки, меня невольно разобрал смех, настолько абсурдной показалась эта картина, никак не соответствующая размерам судна, количеству груза и мощи реки. “Юль, документы и деньги запакуй в карман спасжилета”, – говорит Серёга “спокойным” голосом. И тут до меня доходит, что я буду четвёртым седоком на этом корабле. Становится не смешно… 

      Сразу за поворотом – порог Калибр. Его тоже рекомендуют сначала просмотреть. Смотрим: никаких сомнений, не по Сеньке шапка. Огромный пенный вал горбом встаёт между скал, рушится вниз и закручивается в эдакую грандиозную белую и пушистую, злобно ревущую и сверкающую на солнце брызгами и радугами “бочку”. Полный и очевидный непроход. Надо обносить. Я откровенно радуюсь. 

      “После Калибра мощность шивер нарастает, многие имеют значительный вал”, – пишут в лоции отважные владивостокцы. Лоция была составлена для нормального уровня воды, мы же неслись по паводку. Раз – хороший вал! Два! Ощущения странные. Я чувствую собственным телом хлипкость каркаса, тяжесть рюкзаков и наших тел, задавливающую утлое судёнышко вглубь воды. Я чувствую, как катамаранчик гнётся и захлёбывается, как он старается, как смешён он среди этой мощи, а мы – как дети, беззаботно играющие со спичками в стогу сена или с мячиком на дороге среди несущихся машин – просто не отдаём себе отчёта, какова эта мощь. Нам просто везёт, чёт-нечёт, спасительный “авось”, рулетка. Не знаю, как другие члены экипажа, а я с самого утра ощущала некую обречённость, бессмысленность наших усилий. Всё равно река сильнее, даже смешно на что-то рассчитывать, наша маневренность не позволяет выполнять требуемые трюки, и единственное, что остаётся – положиться на волю волн и тихо молиться. 

      Вот впереди видны огромные валы (в лоции для нормальной воды они оценены как 2-метровые, соответственно по паводку – больше и жёстче). Пытаемся уйти со струи, но, естественно, не успеваем, первый вал едва не вышибает меня из седла, я падаю в середину, остаётся одно – держаться. Валит влево, и тут я вижу такое, что изумление затмевает прочие чувства. Мы валимся в гигантскую “бочку”. Носовые ещё пытаются работать, кормовые же уже упали в середину судна. Оно сваливается в яму и начинает влезать на огромный вал за нею. Нос всё выше, выше. Катамаран на этом валу – как спичечный коробок на ладони. Вот носовые уходят в пену, и тут возникает новое движение: я чувствую, как стремительно ухожу вперёд ногами куда-то вниз, в темноту мутной ревущей воды. Успеваю понять, что нас положило, уже под водой выпутываюсь из стремян, выныриваю, хватаю воздух ртом, судорожно обнимаю руками что-то большое, плывущее рядом, полагая, что это катамаран. Открываю глаза и с ужасом осознаю, что у меня в руках всего лишь Дима. Он тоже крепко держит меня, полагая, что поймал отвязавшийся рюкзак. Опознав друг друга, мы даже рассмеялись, расстались и стали выплывать каждый сам по себе. 

      Мне повезло несказанно. Протащив метров двести через валы, несколько раз основательно притопив, река нежно и ласково положила меня на наклонную скалу, даже не ударив, не заставив цепляться ногтями за камни. Я не сразу осознала, что я уже на берегу. Осознав, поднялась на подгибающиеся ножки и окинула окрестности орлиным взглядом. Ага, нам повезло. Катамаран метров на 100 ниже прибился в крошечный омуточек под отвесной скалой, рядом с ним Дима и Володька (без очков – уплыли, это единственная потеря, как выяснилось), держат перевёрнутое судно. Серёга выбирается с веслом на скалу ещё метров на 100 ниже. Все на одном берегу – это удача! Через 10 минут команда соединилась. Общими усилиями катамаран перевернули, оседлали и поплыли дальше. Гонору поубавилось, а моей любимой арией стало: “Ребята, давайте посмотрим, что за поворотом? Ребята, а давайте зачалимся, и посмотрим с берега!” И ребята послушно смотрели. Мы с Димой прошли большую часть Снежной трижды: два раза по берегу, туда и обратно, просматривая пороги, и один раз по воде. 

Газета “Вольный ветер”

№5 2003



Прочитайте еще про Отдых в России:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.