С Сернозаводского фумарольного поля можно совершить экскурсию на кратер вулкана Баранского, поднимаясь по руслу тёплого ручья, соседствующего с Серно на kuda.ua
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

С Сернозаводского фумарольного поля можно совершить экскурсию на кратер вулкана Баранского, поднимаясь по руслу тёплого ручья, соседствующего с Серно

KUDA.UA > Отдых > Отдых в России > С Сернозаводского фумарольного поля можно совершить экскурсию на кратер вулкана Баранского, поднимаясь по руслу тёплого ручья, соседствующего с Серно

* Октябрь тоже баловал теплом. 1 октября, взяв в спутники местную собачку, я на попутной машине достиг уже знакомого мне Куйбышевского залива. Отсюда пешком по лесной дороге добрался до бухты Золотая, а затем и до Осенней. В ней располагается рыбкомбинат, сюда приходит дорога от посёлка Горного. Дальше дорог нет. 

      Поужинав с рабочими, отправился дальше по тропе вдоль изрезанного побережья Охотского моря. На ночлег остановился у ручья Сторожевого. Утром перемахнул через сопку, спустился и пошёл по отливу (так здесь называют берег моря, где происходят приливы и отливы). погода отличная, с чёрных скал спадают серебряные ручьи, под ногами в морской воде колышутся водоросли всех цветов радуги, по ним лазают прозрачные креветки. Из – под камней выскальзывают крабы. Постепенно скалы подступили вплотную к воде, стало глубже, местами почти по пояс, волна угрожала унести в море, и я покинул отлив – взобрался на сопку и пошёл по верху снова. 

      На ручье Сторожевом мне встретились рыбаки. Девяткин Сергей, осознавая опасность моего предприятия, дал мне еды в дорогу, подарил охотничий нож для защиты от медведей (как он сказал, раз нет ружья, возьми хотя бы это) и пожелал удачи. 

      От Сторожевого я добрался до речки Горная, затем до Жемчужной, где и заночевал в имеющемся доме – рыболовецком стане. За день прошёл чуть больше 10 км. На закате гулял по каменистому берегу золотого моря, осматривал и фотографировал гроты и скалы. А утром, наспех надёргав рыбы из реки, отправился дальше. 

      На ручье Водопадном путь преградил непроход, и я по старой пограничной тропе, хватаясь за проржавевшие, упавшие телеграфные провода, полез высоко вверх. Вскоре внизу показались недоступная с суши бухта, синее – синее море с серебристой точкой – судном на горизонте. Спустя три часа, обойдя верхом бухту и ещё одну, следующую, я стал аккуратно спускаться вниз и вскоре достиг каменистого берега. Спугнул очередного медведя. 

      На ручье Тростниковом тоже обнаружился дом, а в нём покорёженный штабель пакетов яблочного сока, по – видимому, выброшенный морем (надо сказать, на берегу время от времени попадаются полезные предметы, выброшенные волнами). Попив сока, я решил остаться и под вечер снова отправился на берег смотреть закат. Ночью у домика бродил медведь, я слышал его ворчание. 

      Утром меня разбудил шторм, он поселил в душе нехорошее предчувствие. Я быстро собрался и вышел, так и не позавтракав, предполагая достигнуть Одесского залива уже сегодня. Но, обходя мыс, наткнулся на край лавового плато и вскоре понял, что сегодня мне далеко не уйти. Поражённый видом лавы, сохранившей застывшую форму в первозданном виде, я стал бродить по плато, скинув рюкзак, позабыв обо всём. 

      Лавовые останцы – это необычное творение природы, каждый представляет собой отдельное изваяние причудливой формы. Я долго бродил по плато, чувствуя, как земля вздрагивает под ногами от ударов волн. Дело в том, что плато отвесно обрывается в море, волна ударяется об эту стену и образует резкие всплески – белые вспышки прибоя метров в 10 высотой. Потрясающее место! 

      * Я и не заметил, как наступил вечер. Стал подыскивать местечко для ночлега, и обосновался в распадке, на коротком промежутке земли между склоном горы и ручьём. Развёл костёр и поужинал. Затем залез в спальник, прикрылся полиэтиленом и заснул под доносящиеся с побережья удары волн. 

      Ночью ветер усилился. А утром пришёл тайфун. Этого я ожидал меньше всего. Первое что сделал – как можно плотнее завернулся в полиэтилен. Постарался, чтобы не осталось щелей, в которые могла бы проникнуть вода. Ведь промокание в сумме с сильным ветром могут привести к переохлаждению организма. Многочисленные местные саги о погибших геологах и пропавших охотниках – это не сказки. А палатки у меня уже не было. 

      Ветер сам позаботился обо мне, плотно обмотав полиэтилен вокруг тела. Начался дождь и ощутимо забарабанил по голове, спине. Через меня перелетела палка от костра. Не такой сильный тайфун, ветер метров 30 в секунду, успокоил я себя. Правда, для переохлаждения и такого достаточно. 

      Весь день пролежал в полиэтилене, опасаясь, как бы речка не разлилась: рядом склон, деваться мне некуда. Ночью непогода начала стихать, и я наконец заснул. 

      Проснулся, как только начало светать. Разбудила собака, вздрагивающая, прижимающаяся ко мне. В следующий момент там, за полиэтиленом, я услышал чьё – то тяжелое дыхание и рядом с собой различил огромную фигуру медведя: зверь стоял рядом и нюхал мои ноги. Во мне всё похолодело. Захотелось вжаться в землю, стать с ней одним целым. Я понял, что малейшее движение может стоить мне жизни. Но инстинктивно рука потянулась к ножу у рюкзака и сжала спасительную рукоять. 

      Медведь почувствовал движение и резко отскочил. Я тоже вскочил, с диким воплем сорвал полиэтилен вместе с рюкзаком и кинул получившийся комок вперёд. На мгновение наши взгляды встретились. И медведь бросился наутёк. 

      Минут двадцать я сидел, дрожал и почему – то пил воду. Никак не мог успокоиться. Здесь, на Итурупе, я встречал медведей уже раз десять, но такого переживать ещё не доводилось. 

      Наконец я почувствовал себя уверенней, наспех собрал вещи и пошёл дальше. Благополучно миновал непроходы мыса Одесского, спустился к Кратерному ручью. До ручья Рыбацкого уже шёл, отдыхая через каждые сто метров: сказывалась общая усталость от недоедания и нагрузок. Собака тоже замучилась: она сбила все четыре лапы о камни до крови, и теперь плелась сзади, поскуливая, а когда догоняла, то тут же валилась на землю и замирала клубком. Но вот камни остались позади (за всю дорогу по Охотке, начиная от Осенней, не встретилось ни одной песчаной бухты!), и к вечеру мы достигли домика у ручья Рыбацкого – виднеющегося за несколько километров строения. Я открыл уже запертый на зиму дом, приготовил наспех еду и на лавочке у печки заснул. 

      На следующий день никуда не пошёл. На улице снова была непогода, но жизнь мне казалось удивительно прекрасной. Я лежал и наслаждался тем, что за окном гремит ненастье, а я нахожусь в тёплом балке. О моей встрече со зверем не хотелось вспоминать, но как будто специально под вечер на реку рядом с домом пришёл ещё один, на этот раз небольшой, медведь. Поначалу я ушёл в дом и закрыл дверь, но потом всё – таки решил пойти сфотографировать медведя. Он словно ждал этого. Бросил недоеденную рыбу, стал вынюхивать, крутиться на месте. Попозировав минут пять, подпустив к себе на 15 м, подхватил свою трапезу и побежал по отливу. Да, медведей мне осталось ещё только погладить! 

      Собака на это происшествие и ухом не повела. Она весь день спала рядом с лавкой у печки, на улицу вышла только раз, попила и нырнула обратно в дом. 

      К закату непогода спала, тучи на глазах стали превращаться в невинные облачка. Я сидел на доске, выброшенной волной, и наблюдал, как вулкан Атсонупури окрашивается в яркие багровые тона уходящего солнца. Меня пленило это великолепие ежедневно повторяющегося ритуала. Море приобрело красивый мрачный оттенок, и я долго не мог оторвать взгляд от воды. 

      На следующий день по дороге, начинающейся у домика, я перешёл Одесский залив и первый песчаный пляж на всём пути от Осенней. На другом конце залива дорога уткнулась в реликтовый пихтовый лес, покрывающий подножье вулкана, и свернула в него, прочь от берега. Оказывается, на полуострове Атсонупури произрастает настоящий строевой лес, а не только искорёженный ветрами, какой я видел до сих пор. Погуляв по лесу, перекусив диким киви, сфотографировав следы когтей медведя на стволах, я отправился дальше. 

      Пересеча полуостров, попал в обозначенный на карте “населённый пункт” – погранзаставу Лесозаводское. Познакомившись с пограничниками и рыбаками, договорился с последними на следующий день совершить подъём на вулкан, что и было сделано. Но в последний момент, перед зубьями вершины, Атсонупури закрыло облаком и его кратер, столь впечатляющий по фотографиям, мы не увидели. Ушли, так сказать, не солоно хлебавши. Надо заметить, что высота Атсонупури 1205 м от уровня моря, а перешейка – всего 14 м. Каков подъём, а? 

      Вся фотоплёнка закончилась, и я отправился в обратный путь. За день, подъехав на вездеходе, достиг посёлка Буревестник, по взлётной полосе которого по ночам бродят медведи, ещё за два дня на попутках добрался до Курильска. Снова поселился в Рыбаках. 

      * Шла вторая половина октября, пора было думать об отъезде. Тут с вулкана возвратились вулканологи, и я попытался уехать с ними. Не получилось. Отправился в Буревестник, пытался улететь на самолёте. Но в него бесплатно не взяли. Возвратился снова в Курильск и стал ждать судно “Мария Цветаева”, мою последнюю надежду. К этому времени мы остались вдвоём с Г.Штейнбергом, и надо поблагодарить этого прекрасного человека: он кормил меня всё это время. 

      Наконец “Цветаева” пришла. Штейнберг отвёз меня на машине в Китовый и посадил на плашкоут – небольшое транспортное судно, осуществляющее перевозки людей и грузов с берега на крупные морские суда. 

      Когда “Цветаева” отошла, я пошел жаловаться менеджеру судна, стал красочно рассказывать ему о своей тяжёлой страннической жизни. И добился своего: получил право бесплатного проезда. 

      На паром с Сахалина вообще проник нелегально, спал под лестницей и в списках пассажиров не числился. Также нашёл способ покормиться в столовой. В Ванино, в 20 – градусный мороз, оказался в резиновых сапогах. Но мороз не успел побеспокоить меня. Местные чиновники пристроили меня в проходную, договорившись с охранниками, чтобы те, тормознув машину, обеспечили мне проезд до Хабаровска. Так и случилось через 20 минут, которые я провёл в будке охраны, отмечая винцом возвращение на материк. 

      В Хабаровске купил ботинки, куртку, а затем билет в общий вагон до ближайшей станции. Добрался до Сковородино, где уже давно лёг снег. Отсюда поездом доехал до Улан – Удэ. Отдохнув там, двинул дальше “стопом” до Слюдянки. В этом городе ночевал у знакомых строителей в недостроенном коттедже. Удивительно: охранник ушёл на ночь домой и оставил меня, совершенно чужого человека, одного в доме. Кому расскажешь – не поверят. 

      Электричкой приехал в Иркутск. Здесь опять сел в поезд, купив билет на сколько хватило денег, и доехал до Челябинска. Дальше опять автостопом до Самары, снова в дороге ощутил упомянутую выше закономерность: меня кормили и давали денег, а ведь я и не просил этого. 

      Через 4,5 месяца бродячей жизни явился домой. Кошка не узнала, зашипела на меня. 

      Вот вкратце и все приключения. Главное: я совершил путешествие, о котором давно мечтал! Теперь оно со мной на всю жизнь. 

Дмитрий Арбузов

Газета “Вольный ветер”

№1 2004



Прочитайте еще про Отдых в России:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.