О Мексике в паранормальном ракурсе  и вяленой змее к пиву на kuda.ua
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

О Мексике в паранормальном ракурсе  и вяленой змее к пиву

KUDA.UA > Отдых > Отдых в Мексике > О Мексике в паранормальном ракурсе  и вяленой змее к пиву

О Мексике в паранормальном ракурсе  и вяленой змее к пиву Чаще всего мы пропускаем незамеченным тот момент, когда стрелки Фортуны срабатывают, переводя поезд нашей судьбы на новый путь. Для меня таким моментом в далеком 80-м году стал разговор в кабинете декана факультета международной журналистики МГИМО Виктора Александровича Анфилова.

Игорь Варламов родился в 1959 году в Лейпциге в семье офицера Советской Армии. После службы в армии и окончания Института международных отношений в 1985 году поступил в ТАСС. Работал корреспондентом в Перу , на Кубе и в Бразилии. С 2002 года руководитель представительства ИТАР—ТАСС в Мексике. Любит рыбалку, благо три командировки были у «большой воды» (в Лиме, Гаване и Рио-де-Жанейро) и лошадей (в седло сел, когда эт о ни престижным, ни элитным не считалось).

      «У тебя какая общественная нагрузка была в армии?» — встретил декан вопросом, только что получившего студбилет первокурсника. Выслушав нехитрый мой рассказ про руководство комсомольской организацией роты, декан без обиняков изрек: «Значит, так, нам нужен секретарь комсомольской организации курса, а в перспективе — секретарь студенческой парторганизации факультета». Не отыскав в моих глазах признаков энтузиазма — в институт я поступал с горячим желанием учиться, а не протоколы собраний оформлять, Анфилов хитровато прищурился и, понизив голос, заговорщицки пообещал: «А я тебе испанский язык дам». 

      В тот момент об испанском языке я не имел ни малейшего представления, и, конечно, не понял, что «стрелки сработали», и декан «открыл» для меня всю Латинскую Америку. Регион, где довелось проработать за четыре тассовских командировки в общей сложности почти 12 лет, изъездив и излетав его основательно. И в Перу , и на Кубе, и в Бразилии, и в Мексике впечатления ложились в блокнот и выходили заметками на ленте агентства. 

      Страна командировки открывается журналисту не сразу: багаж впечатлений набирается исподволь. Надо пожить, присмотреться, съездить (и не раз) в глубинку. Только после этого осознаешь, что контакт состоялся, и ты освобождаешься от расхожих клише: Бразилия — карнавал и футбол, Перу — фигуры Наска и руины Мачу-Пикчу, Куба — социализм и курорт Варадеро , Мексика — пирамиды Теотиуакана, кактусы и музыканты-марьячи, которые «на своем языке поют песню «Ай-яй-яй, компанья!», что в переводе на русский язык означает «Ой-ей-ей, коллектив!» 

      С мексиканской глубинкой уже первое знакомство выпало в далеком от привычных клише «паранормальном ракурсе». Вскоре после приезда к новому месту работы выдалась командировка в район на стыке мексиканских штатов Дуранго, Чиуауа и Коауила. Расположенная там на одной широте с Бермудским треугольником и египетскими пирамидами так называемая «Зона молчания» известна тем, что в ней происходят таинственные явления. 

      Началось все с того, что инженер-связист мексиканской нефтяной компании Аугусто де ла Пенья обнаружил район, где непонятным образом исчезали радиосигналы. Это была словно «черная радиодыра»: сигналов не было ни на входе, ни на выходе из Зоны. Национальная комиссия по ядерной энергии направила в загадочное место целую группу исследователей, которые пришли к выводу, что в этом районе полупустыни «время от времени возникают сильные электромагнитные поля неясного происхождения». 

      В начале 70-х годов в Зоне упал космический аппарат, который НАСА объявила своим. Конечно же, захотелось побывать на месте падения. Но вот как это сделать — пути-дороги в пустыне неизвестно куда выведут. Вообще-то неподалеку от Зоны, в поселке Себальос, нетрудно найти тех, кто подрабатывает ремеслом сталкера. Но цена жуликоватого на вид сеньора, предложившего свои услуги, никак не соотносилась с командировочным бюджетом. 

      В итоге после долгих поисков и переговоров быть моим проводником вызвался работник местного животноводческого эхидо (кооператива) Эрнесто Эррера. Высокий, как и все мексиканские северяне, усы — как у Панчо Вильи, одет в ковбойку и изрядно потертые джинсы, на ногах остроносые сапоги, похоже, ни разу не видевшие гуталина и щетки. Эрнесто родился и вырос в этих местах и божится, что за 45 лет привык жить по соседству со всякими необычными явлениями. Такими, например, как мерцающие огни в ночной пустыне, которые якобы часто сопровождают его грузовичок. «Эти огни, будто фары машины, только движутся над землей бесшумно и быстро меняют направление. И вообще, ночью здесь часто кажется, что за тобой пристально наблюдают». Эрнесто рассказывает уверенно, как о чем-то само собой разумеющимся. Но меня не оставляет ощущение, что в уголках глаз его прячется улыбка. 

      В пустыне вместо дорог — ухабистые колеи, по которым мы больше часа трясемся по жаре на стареньком разбитом грузовичке Эрнесто. По пути он обращает мое внимание на множество мелких черных камней, уверяет, что они часто падают с неба. Поднимает один из них, показывает: «Видишь, он весь оплавлен — это нездешний камень. Ведь здесь раньше было дно моря, я не раз находил окаменевшие раковины». 

      Вот наконец и место, где три десятка лет назад упал космический аппарат, — небольшой осыпавшийся, поросший колючками и кактусами котлован. «Гринго (американцы) тогда тут все оцепили и никого не пускали. Они даже землю всю вывезли, много тонн земли. Но у нас не верят, что это была американская ракета», — рассказывает Эрнесто. На вопрос, что же тогда здесь упало, он отвечает уклончиво. Мол, гринго знают наверняка, но молчат и делиться своими знаниями не собираются. 

      Нас окружает полупустыня, которую, кстати, безжизненной никак не назовешь. За время «сталкерской ходки» в Зону встретилось и множество птиц, и длинноухих мексиканских зайцев, и ящериц разного размера и окраса. Вот только гремучих змей, которые, как уверяет Эрнесто, водятся в Зоне во множестве, увидеть не пришлось. Хотя очень хотелось. Так же, как не пришлось увидеть ночью каких-либо таинственных огней. Хотя звезды сверкали неправдоподобно ярко и падали часто, прочерчивая следы на черном небе. 

      В общем, ничего сверхъестественного Зона мне не продемонстрировала. Впрочем, было все-таки одно «но». Видеокамера, купленная на рынке в Парагвае и верой и правдой прослужившая во многих поездках, в Зоне отказала — без видимых на то причин. И понять природу поломки в мастерской так и не смогли. Предложили сдать в утиль. Представьте удивление, когда через месяц после возвращения из Зоны камера вдруг сама собой ожила и вполне исправно работает и поныне. 

      А еще, по рассказам, в Зоне часто глохнут исправные моторы, радио на частоте УКВ вдруг начинает принимать Голландию, а по ночам можно увидеть летающие тарелки. Но ничего подобного со мной в «Зоне молчания» не случилось.

А с гремучими змеями довелось встретиться в другой командировке и тоже совсем не так, как ожидалось. Сначала я и не понял, что это гремучие змеи. Издали казалось, что на вешалах у дороги раскачивались на ветру обрезки канатов. Подъезжаю ближе, пристально вглядываюсь. Нет, не канаты, скорее плоские мочалки. Любопытство заставило притормозить.

Мексиканский штат Нуэво-Леон. Январь. Температура выше нуля всего-то градуса на четыре — с севера пришел холодный фронт, и радио сообщило о морозах в горах. Ледяной ветер пробирает до костей. А ведь где-то рядом, всего в нескольких десятках километров проходит Тропик Рака. Пейзаж вокруг тоже безрадостный: полупустыня, утыканная высоченными кактусами, да ближе к горизонту линия гор Сьерра Мадре Ориенталь. 

      Подхожу к вешалам и натыкаюсь взглядом на скрытые ящиками две фигуры, кутающиеся в линялые одеяла. При моем приближении одно из одеял начинает шевелиться и превращается в человека, возрастную и половую принадлежность которого сходу определить невозможно. Безошибочно угадываются только индейские черты лица. Приглядевшись, решаю, что это, во всяком случае, скорее старик, чем старуха. «Чем торгуешь, дедушка?» — начинаю разговор, показывая рукой на то ли канаты, то ли мочалки. Дед долго жует губами, словно прикидывает покупательную способность клиента, потом начинает издали, кивнув головой на ящики с клетками: «Соколы есть, птицы живые, кактусы в горшочках, шкура койота». Дед достает из-под одеяла зеленоватую бутылку без этикетки и деликатно прикладывается. Холодный ветер доносит алкогольный перегар настолько застарелый, что его можно считать частью дедова естества. 

      «А это что?» — настаиваю, трогая на вешале нечто длинное и по виду напоминающее очищенную воблу, по которой проехал грузовик. «А это вяленая гремучая змея, а вот тут в баночке ее змеиный жир», — отвечает дед, не меняя безразличной, столь странной для продавца интонации. «А что же с вяленой змеей делать?» — вырывается у меня удивленный вопрос. Тут начинает шевелиться второе одеяло и превращается в старуху-индеанку, которая разражается длинной и весьма бойкой тирадой. Смысл ее в том, что нет вещи лучше, чем вяленая гремучая змея, особенно для поправки здоровья при многих заболеваниях, а также при общем снижении жизненных сил, упадке умственной и всякой другой потенции. А жир гремучей змеи очень полезен, если пошаливает печень или что не так с анализами мочи и крови. 

      Лечиться вялеными змеями я явно не готов, поэтому спрашиваю скорее из праздного интереса, отталкиваясь от сходства нового продукта с хорошо известной мне воблой: «А с пивом ее можно»? — «С пивом очень хорошо, с пивом даже лучше»! — оживляется дед, снимает змею с вешала и протягивает мне: «Всего 15 долларов!» — «Дед, а откуда вы их берете, сами ловите?» — «Зачем сами, люди приносят». — «А можно сделать снимки на память?» — задаю вопрос, зная уже по опыту, как не любят суеверные индейцы фотографироваться. — «Змей снимай просто так, а со мной — 70 долларов», — заявляет дед. — Перехватив мой изумленный взгляд, поясняет, кивнув на фотокамеру: «Нельзя человека просто так — дух с фото уходит». 

      Признаюсь, денег на оплату убытка дедова духа у меня не было. Пришлось ограничиться снимком с вялеными змеями, соколами в клетках и кактусами. Да и с покупкой экзотической закуски к пиву в итоге не заладилось. Попутчики, в числе которых были дамы, заявили, что в машину «с этой гадостью» меня не пустят. «Извини дед, возвращаю товар, не привыкли мы к вяленым змеям». Старик помолчал, потом достал из-под одеяла деньги, протянул их мне и вздохнул: «Жалко, конечно, что не привыкшие вы — очень полезная вещь, да и с пивом можно». 

 

Журнал “ЭХО Планеты”

№09 2004



Прочитайте еще про Отдых в Мексике:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.