Как я писала в газету Le Monde на kuda.ua
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Как я писала в газету Le Monde

KUDA.UA > Отдых > Отдых во Франции > Как я писала в газету Le Monde

Если рассказывать, что со мной случилось, начинать нужно издалека. В детстве я пять лет прожила в Швейцарии, поэтому французский язык для меня как второй родной. Помню, даже в советской школе при посольстве, где в те времена обязывали учиться детей дипломатов, между собой мы общались только по-французски.

    Этот язык очень пригодился мне после третьего курса факультета журналистики МГУ. Я смогла поступить в только-только открывшийся Франко-российский центр журналистики (см. "Обучение за рубежом" №1(1), 1998). Кстати, его соорганизатор — Центр подготовки и переподготовки журналистов (CFPJ) — очень авторитетная организация, поступить туда во Франции настолько сложно, что одна моя знакомая француженка даже намеревалась приехать в Москву и проделать эту операцию у нас.

    После двух лет занятий четверо из 14 студентов должны были отправиться во Францию на двухмесячную стажировку. Лучших отбирали по характеристикам, которые на каждого писали приезжавшие из Франции лекторы. Помню, один мсье написал мне такую: "Слишком часто красит губы на переменках".

    Когда нас всех собрали для оглашения фамилий счастливцев, я вспомнила кадры из западных фильмов, где показывают, как меняются в лице родственники, слушая завещание покойного дяди-миллионера. До этого мы все заполнили анкету о том, куда бы хотели поехать на стажировку, так что все могли в красках представить свой вояж. И тут объявили мою фамилию.

    В анкете я написала, что ужасно хочу в Париж (там у меня живет лучшая подруга). Из всех типов средств массовой информации я выбрала "еженедельник", полагая, что работа в таком издании не должна быть особо напряженной. В результате меня определили в парижский еженедельник L’Europeen, созданный при участии самой "крутой" французской газеты Le Monde.

    Дату отъезда нам сообщили в последний момент. Так что я не смогла не только прийти на выпускной вечер нашего курса (обидно было до слез), но и вылечить зуб. Поэтому вся стажировка прошла под знаком жуткой зубной боли. И самое обидное, что после регулярных посещений французских стоматологов зуб уже в Москве пришлось удалить. Но не будем о грустном.

РАБОТА

    Надо сказать, что французы не особенно доверяют стажерам. Допускается только наблюдение за работой "старших товарищей" (стажировка так и называется — stage d’observation). Поэтому в первый же день работы в L’Europeen меня посадили за чей-то пустующий стол и сказали: "На тебе журналы, полистай". Потом попросили найти российские сайты в Интернете, хотя русских шрифтов в редакции все равно не было. Затем я написала несколько крохотных заметок, которые вышли даже без моей фамилии. Потом предложили сделать статью — о юбилее Екатеринбурга. Я писала ее целый месяц, поставив на уши массу знакомых вопросами об этом чудном уральском городе. Материал всем понравился, автора похвалили… но напечатать не успели. Примерно через месяц после начала стажировки мне заявили: "Слушай, журнал закрывают, так что завтра можешь уже не приходить!".

    Сначала я дико обрадовалась свалившейся на меня свободе. Но потом, подумав, стала названивать в CFPJ. Когда удалось дозвониться, меня выслушали и сказали: "Слушай, мы завтра в отпуск уходим, так что даже не знаем, успеем ли тебе помочь, но позвони на всякий случай вечером". Звоню. "Ой, это ты, а мы тебе нашли стажировку в Le Monde." Я чуть не упала: "Монд" — газета номер один во Франции, стажироваться в ней хотят абсолютно все. В редакцию за лето приходит до 600 резюме, и все уверены, что попасть туда можно только по блату.

    Естественно, в редакции я оказалась не только единственной русской, но и единственной иностранкой. Никто не мог понять, как я здесь очутилась и чем занимаюсь. Но тут мне опять повезло: нам с одним французским стажером доверили написать материал… о помойках. Во Франции проблема мусора стоит очень остро — его требуют сортировать по разным бачкам, чтобы эффективнее утилизировать, но многим лень это делать. Я поехала в один из образцово-показательных в этом отношении парижских округов, сначала побеседовала с чиновником в мэрии, а потом стала просто опрашивать народ на улицах: "А вот вы сортируете мусор?". Была еще идея опросить консьержей, но я, хоть и сбилась с ног, так ни одного и не нашла.

    На этот раз репортаж опубликовали, и даже под моей фамилией. Потом вышла еще одна статья — о том, сколько стоит родителям снарядить ребенка "первый раз в первый класс" (во Франции государство частично компенсирует такие расходы). Получилось, что под моей фамилией за два месяца вышло два материала.

    Тем не менее я считаю, что эта практика меня многому научила. Прежде всего я поняла западный стиль работы: надейся только на себя, если у тебя проблемы — это твои проблемы. Так и было сказано прямым текстом пару раз, когда я обращалась за помощью. Разумеется, я научилась гораздо спокойнее общаться с французами (когда я волнуюсь, у меня сразу же "вылезает" акцент), потренировалась в ведении любезных бесед и посмотрела страну. Но об этом ниже.

БЫТ

    История моего пребывания в Париже начиналась, как детектив. Подлетая к аэропорту "Шарль де Голль", я знала только, что мне надо отыскать где-то в его недрах окошечко CIES (эта организация ведает всеми стажировками иностранных студентов) и получить нужную информацию. Когда я, помотавшись по разным терминалам с огромным чемоданом, у которого в довершение всего отвалилось колесико, наконец-то добралась до цели, мне выдали конверт и сказали: "Внутри билеты на автобус и дальнейшие инструкции". Вскрыв конверт, я прочла: "Доезжайте до остановки такой-то и позвоните из телефона-автомата по такому-то номеру". Звоню. "Ждите, высылаем за вами такси", — отвечают. Сами понимаете, таким началом я была крайне заинтригована.

    Такси отвезло меня в огромный офис CIES, где я сначала подписала кипу бумаг (в том числе распоряжения о том, куда отправить гроб в случае смерти!), а потом встретилась со своим "персональным консультантом". Та спросила: "Голубушка, а где же вы будете жить в Париже? Что у вас здесь совсем никого нет?" От такого пофигизма (кстати, характерного для многих французов) мне едва не стало плохо. Я объяснила ей, что дело так и обстоит, и только тогда мне стали подыскивать жилье, обещая найти "что-нибудь за городом".

    Жилище, которое мне в итоге рекомендовали, оказалось многоквартирным домом в алжирском квартале, где CIES арендовала часть помещений для своих практикантов. Мне досталась комната в двухкомнатной квартире с соседкой-алжиркой. Стоит ли говорить, что "жилплощадь" была далека от идеала: душ с засоренным сливом, тараканы и прочие радости жизни. Впрочем, как-то я пошла в гости к одному русскому знакомому и поняла, что это не самое страшное жилье в городе.

    За квартиру я выплачивала 1.200 франков из стипендии, составлявшей около 6 тыс. франков. Моя соседка была медсестрой из Алжира. Она выходила из дома только в случае крайней необходимости и со мной практически не общалась. Слышимость в доме была потрясающая, и вечера я проводила под аккомпанемент арабских слов и музыки. Спасалась чтением "Бесов" Достоевского, предусмотрительно захваченных из Москвы.

    На второй месяц "Бесы" были упрятаны на дно чемодана. Дело в том, что моя одноклассница Илона, которая работает в Париже фотомоделью, решила поехать с мужем на отдых. И тут выяснилось, что некому поливать цветы в их шикарной 2-этажной квартире рядом с Елисейскими полями. Я перебралась туда, а тут вдобавок приехала еще одна моя подруга из Москвы. Словом, мы начали веселиться.

    Кстати говоря, до этого я присутствовала на французской свадьбе (Илона выходила замуж за Арно). Он довольно состоятельный человек, поэтому собрались настоящие сливки общества. По русским меркам, свадьба была странная. Невеста была не в платье, а в брючном костюме (пусть и от Черутти), а жених — в костюме цвета хаки. Цветов не дарили: если бы я не подарила букет роз, невеста осталась бы вовсе без цветов. Свадьба проходила в мэрии округа, где окружной мэр — бодрая старушенция — произнесла речь. Потом все собравшиеся — человек пятнадцать — поехали в один из лучших ресторанов и отужинали там. После этого мы еще выпили по бокалу какого-то отборного шампанского у них на квартире — и разошлись. По французским меркам, веселье удалось на славу.

    Во французском ночном клубе я была только один раз — в Бордо , куда приехала погостить к своей подруге, с которой переписывалась восемь лет по программе школьных обменов. У нее оказался муж-китаец и маленький ребенок, и она преспокойно отправила меня веселиться в обществе мужа и его друзей. В клубе со мной пытался познакомиться чернокожий юноша с Антильских островов (во Франции жители этих островов слывут за ловеласов), но я дала ему от ворот поворот.

    Еще как-то раз я совершила вояж в Фуа, за 800 километров от Парижа — чтобы увидеть Пиренеи. Но вояж туда на поезде оказался настолько утомительным, что горы я видела лишь из окна машины. Однажды пригласили на вечеринку в пригород Парижа, где собралось так много гостей, что части из них пришлось спать в палатках. Надо сказать, что все два месяца практики стояла жуткая погода , поэтому я была счастлива, когда по жребию мне выпало ночевать в доме. Народ в палатках к утру стучал зубами, однако про бутылку водки, привезенную мною в подарок хозяевам, так никто и не вспомнил. На этой вечеринке пили пиво, разговаривали и играли в подвижные игры — пинг-понг и бадминтон. А когда уезжали, хозяева сказали: "Ой, а вообще-то с тебя 70 франков — все скидывались на еду".

    Во Франции я пережила кризис. Банкоматы отказались принимать мою пластиковую карточку, а французы стали смотреть на меня сочувственно. Больше всего их удивляло, что я все еще хочу вернуться домой (мой секрет состоял в том, что перед отъездом я по конкурсу получила место в информационном агентстве Франс Пресс). Они поголовно считают, что русские просто обязаны хотеть остаться во Франции.

    Уезжая, я оставила там массу вещей, которые просто не влезали в чемодан, — полотенца, утюг… Ну ничего, я их скоро заберу: в мае мне снова предстоит поехать в Париж . На этот раз на двухнедельную стажировку от Франс Пресс.

Журнал “Обучение за рубежом”

№4(5) апрель 1999г.

Автор: Логинова Виктория



Прочитайте еще про Отдых во Франции:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.