Во французской стороне, на чужой планете на kuda.ua
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Во французской стороне, на чужой планете

KUDA.UA > Отдых > Отдых во Франции > Во французской стороне, на чужой планете

Настоящие матросы погибают, но не сдаются. Как самый настоящий матрос, свою годичную стажировку во Франции я буквально-таки вырвала из рук Судьбы. К 1997 году срок соглашения об обменах между факультетом французского языка Института иностранных языков им. Мориса Тореза, где я училась, и Страсбургским университетом гуманитарных наук (Universite Marc Bloch, бывший USHS) уже истекал. К тому времени целых пять лет подряд после зимних каникул в кабинет к декану приглашалось несколько студенток, которые "шли на красный диплом". Потом они куда-то испарялись, а факультет узнавал, что они уже в столице Эльзаса.

    Когда же мне и моей однокурснице пришел черед идти к декану, нас страшно разочаровал начальник международного отдела. Он объяснил, что на продление договора надеяться не стоит.

    Но мы не сдались. Осадив страсбургский вуз факсами и звонками, мы все-таки выбили из него приглашения на стажировку. Университет прислал нам по факсу приглашение, в котором было указано, что он берет на себя расходы на жилье, обязательную страховку и взнос за год учебы в размере 900 франков. Кроме этого нам полагалась стипендия в 1.000 франков, показавшаяся из Москвы вполне приличными деньгами.

    Alma mater наказала нам прилично вести себя за границей и даже оплатила долгосрочную визу, за которую французы взяли 600 франков и которую, благодаря "феноменальной" скорости работы французского посольства и администрации университета, мы получили только в сентябре — за месяц до начала занятий. Уже в Страсбурге выяснилось, что, несмотря на громкое название "долгосрочная", виза обязывает владельца в течение недели подать в префектуру документы для получения вида на жительство. Одним из условий его выдачи является гарантированный ежемесячный доход в 2.500 франков. У нас же, вместе с оплаченной комнатой в общежитии, получалось, увы, только 1.600 франков.

    Чиновники префектуры лишь эффектно разводили руками и недоумевали, как это посольство вообще выдало нам визу. После их неоднократных запросов в Министерство иностранных дел мы все же получили вид на жительство. В январе.

    Впрочем, нам еще долго пришлось заниматься сбором одних бумажек, необходимых для получения других. Я на своей шкуре прочувствовала, что Франция знаменита не только винами и модой, но и страшной бюрократией. От наших французские чиновники отличаются, пожалуй, лишь тем, что, говоря "нет", мило улыбаются.

ОБЩЕЖИТИЕ НЕ РОСКОШЬ, А КРЫША НАД ГОЛОВОЙ

    Как и большинство иностранных студентов, мы имели право на комнату в общежитии. Стоит оно относительно недорого (660 франков, стандартная цена для общежития во Франции), поэтому многие французы сами мечтают там поселится. Однако преимущество отдается иностранцам и иногородним. Привилегия сомнительная, если учесть, что студенческие общежития в крупных городах мало чем отличаются от наших.

    При первом знакомстве с комнатой — тесным гробиком со стенами депрессивного темно-синего цвета — многих слишком чувствительных студентов охватывает паника. Обстановка моей комнаты была проста: старый обшарпанный шкаф, письменный стол, заинтересовавший бы специалистов по наскальным надписям, стул, чтобы удобнее было эти надписи высекать, узкая кровать, спать на которой невозможно из-за бесконечных звонков общего телефона в коридоре, больше похожих на пожарную сирену.

    Продолжая обследовать будущее место жительства, мы обнаружили общую кухню — помещение без холодильника и с двумя электрическими конфорками (согласитесь, для двадцати человек этого явно недостаточно). Все удобства, включая душ, находились на этаже. Кстати, никто не мог понять, почему после 11 часов душ запирали на ключ. Захотел освежиться в полночь — жди до утра.

    На деле все, конечно, оказалось не так страшно, как выглядело на первый взгляд. Развесив на стенах приходящие с Родины открытки и положив на кровать привезенного из дома медвежонка, вполне можно придать комнате менее мрачный вид. На кухне тоже бывало очень весело, особенно, когда по вечерам каждый начинал готовить свои национальные блюда и коридор наполнялся загадочным сочетанием ароматов восточных специй и западных гамбургеров. Вот вам и прекрасный способ познакомиться с кухней народов мира. Но все же серьезно заниматься учебой в бесконечном шуме очень сложно. Веселые компании кочуют из комнаты в комнату, и иногда, отлучившись на минуту, чтобы поставить чайник, и оставив у себя одного приятеля, ты еле втискиваешься обратно, раздвигая плечом набежавший за это время народ.

    Моя однокурсница героически выдержала в общежитии почти десять месяцев. Я же трусливо бежала оттуда спустя неделю, сняв частную квартиру в складчину с другими привередами. Такое, кстати, тоже часто практикуется. Но официально отказаться от общежития и отдать комнату кому-нибудь другому администрация мне не разрешила: как говорится, раз уплачено — должно быть съедено.

САМООБСЛУЖИВАНИЕ ПО-СТУДЕНЧЕСКИ

    Только во Франции понимаешь, до чего же четко организован у нас учебный процесс. Первого сентября мы дружными рядами шли в указанные в расписании аудитории, чтобы учиться по одной для всех программе. У них все происходит почти наоборот. В начале учебного года студенты покупают программу своего факультета на предстоящий год и сами составляют свое расписание, исходя из заинтересовавших их предметов. Это в чем-то напоминает покупки в супермаркете: ходишь вдоль рядов с тележкой и складываешь в нее то, что необходимо купить (обязательные предметы все-таки есть, хотя их немного) или то, что понравилось, когда покупал (изучал) это в прошлом году, или то, что просто красиво завернуто (названия лекций сопровождаются кратким описанием, звучащим очень заманчиво).

    Ловушка заключается именно в этой кажущейся свободе. Никто не стоит над душой и не следит за посещаемостью. Всем как бы все равно. Но именно такая система требует от студента большей организованности и ответственности.

    Составив свое расписание, студент часто обнаруживает, что, к примеру, в понедельник у него первая пара с восьми до десяти, а следующая начинается только в три. Зато во вторник лекции следуют одна за другой, причем в разных зданиях, так что впору уходить с одного занятия до его окончания или опаздывать на следующее.

    Кстати, опоздания во Франции считаются чем-то вполне естественным. Не возбраняется также кусать какой-нибудь сэндвич во время занятий и запивать его чем Бог послал. Окна между парами не воспринимаются драматично — всегда можно пойти позаниматься спортом, просто посидеть в кафе или отправиться в библиотеку.

    Отличается и сам подход к лекциям. Многие французские профессора ограничиваются общим изложением своих соображений по поводу избранной темы. Рассчитывать только на эту информацию для подготовки к экзаменам наивно. Недостающие сведения приходится самостоятельно добывать из книг, с длинного списка которых обычно начинается курс лекций.

    Верные ученики Декарта, французские преподаватели обожают последовательно структурировать материал своих лекций. Той же маниакальной стройности мысли они требуют и от студентов. Записывать за ними — одно удовольствие: лектор заботливо сообщит, где начать с новой строки и к какому пункту плана он переходит.

    Любимым типом учебных заданий французских филологов являются так называемые dissertation и commentaire compose, в чем-то напоминающие наше сочинение. Работая с литературным текстом, как с химическим образцом, и переливая из пробирки в пробирку метафоры и гиперболы студент должен уметь логично выстраивать свои умозаключения. Во всем надо следовать намеченному плану (в каждом его пункте должно быть три подпункта, и желательно, чтобы абзацы были равны друг другу по количеству строк). Прослушав целый курс, посвященный исключительно технике написания dissertation, я поняла: чтобы преуспеть в этом, надо просто родиться французом.

    Готовя бесконечные письменные задания, я смогла лично убедиться в том, что библиотеки и читальные залы французских университетов вполне комфортабельны. Кстати, университетские библиотеки Страсбурга считаются одними из лучших во Франции. Книжный фонд Национальной студенческой библиотеки Страсбурга (BNUS) насчитывает три миллиона единиц книг и периодики, которые выстроены на полках общей длиной в пятьдесят километров.

    Вообще в Страсбурге три университета, находящихся в непосредственной близости друг от друга и образующих настоящий студенческий городок. Это Universite Louis Pasteur (Strasbourg I), Universite Marc Bloch (Strasbourg II) и Universite Robert Schuman (Strasbourg III). С непривычки в их зданиях можно заблудиться, что мы и сделали, когда отправились на нашу первую лекцию по французской литературе эпохи Средневековья. В программе было лишь сказано, что занятие состоится в шестом амфитеатре. 

    Вооружившись планом зданий университета, мы от волнения никак не могли понять, где же находится этот амфитеатр. Помочь нам взялся один молодой человек. С трудом найдя место на галерке огромного зала, мы были еще больше удивлены тем ажиотажем, который вызвала французская литература. Но когда лектор начал объяснять процессы митоза, мы поняли, что ошиблись адресом. Наш проводник просто не поинтересовался, какой именно университет был нам нужен.

    Как выяснилось, мы забрели изучать литературу в Университет Пастера, специализирующийся на естественных науках. В Университете Шумана преподают право, экономику, журналистику, управление и политологию. В наш Университет Марка Блока записываются только идеалисты-романтики, надеющиеся впоследствии зарабатывать на жизнь литературой и историей. Тут также можно изучать лингвистику, прикладное искусство, филологию, языки, музыку, историю, философию, социологию и теологию. Когда-то здесь учился молодой Гете, о чем свидетельствует порядком засиженная голубями статуя поэта, стоящая перед главным зданием университета.

    Не знаю, как он проводил свободное время, но думаю, что учись классик в наши дни, скучать бы ему было некогда. Баров, дискотек и клубов во внешне респектабельном Страсбурге вполне хватает. Однако меня всегда поражали совершенно пустые улицы в центре города после десяти. Все как будто вымирает, и только в районе Эспланады, самом студенческом, попадаются группки веселящейся молодежи, кочующей из бара в бар.

О ВРЕДЕ ШПАРГАЛОК

    В жизни французского студента черный день приходит с наступлением сессии. В такие моменты в библиотеку не протолкнуться, а от пыли, активно сдуваемой с тетрадок, щекотно в носу. Впрочем, большинство студентов не вылезает из библиотеки весь семестр. Во Франции модно много учиться! Никто не прослывет "ботаником" за отказ пойти в кино из-за горы книг, которую нужно прочесть.

    Что касается экзаменов, то они почти всегда письменные. Вопросы направлены не столько на изученный материал, сколько на размышления по его поводу. Именно поэтому практически никто не списывает. И дело не в том, что французы — этакие святоши, и не в присутствии так называемых надсмотрщиков (surveillants). Просто наказание за списывание самое жесткое — несчастный выгоняется из аудитории с оценкой 0. Согласитесь, 0 баллов из 20 возможных не так уж много. А главное, какое унижение!

    Стыдно признаться, но мне тоже пришлось его испытать. Записавшись вольным слушателем на курс немецкого языка для начинающих, я весь семестр усердно посещала занятия. Вольным слушателям можно не сдавать экзамен, так как никакого диплома они все равно не получают, но я для самоконтроля (а может, из скрытого мазохизма) решила его все-таки сдать.

    Скажу без ложной скромности: весь материал я знала наизусть. Во-первых, его было не так много, а во-вторых, мне очень хотелось хорошо сдать мой первый французский экзамен, пусть даже немецкого. Когда я письменно проспрягала и просклоняла все, что было спрягаемого и склоняемого, кто-то как будто начал нашептывать мне на ухо: "А нигде ли ты не ошиблась, а все ли правильно?" Убедиться в правильности ответов было проще простого: на краю стола лежал мой блокнотик, в который я записывала новые слова. Рука сама потянулась к нему…

    Несколько секунд спустя ко мне подлетела преподавательница-немка, сверкая зелеными глазами. "У меня было много студентов, но только русские всегда списывают!" — возопила она. Несмотря на оскорбленное самолюбие, я постаралась позитивно взглянуть на ситуацию и дала себе слово в будущем честно играть по правилам.

    Год стажировки пролетел незаметно. Я ужасно соскучилась по дому, но предстоящие экзамены за четвертый курс слегка притупляли ностальгию. Жаль было покидать игрушечные домики старого Страсбурга и новых друзей.

    Потом мне суждено было вернуться сюда. Я вышла замуж за француза и теперь живу в этом городе. И даже продолжаю учиться. Причем без всяких шпаргалок.

Журнал “Обучение за рубежом”

№ 5 (6) май 1999 г.

Автор: Буланде Марина



Прочитайте еще про Отдых во Франции:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.