Реальная виртуальность на kuda.ua
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Реальная виртуальность

KUDA.UA > Отдых > Отдых в России > Реальная виртуальность

Во всем мире дистанционное образование стало привычным явлением — можно учиться в университете, находясь от него в тысячах километрах. Для получения знаний используются самые современные технологии, прежде всего компьютерные сети и интерактивное телевидение. В последние несколько лет дистанционное образование появляется и в России — здесь открывают представительства западные виртуальные университеты (см. №2(3), 1999). Уже есть российские университеты, при участии иностранных партнеров разрабатывающие собственные программы. Наш корреспонднгт Белла Сорсорова беседует с ректором Современного гуманитарного университета Михаилом Карпенко.

    — Ваш вуз считается одним из лидеров отечественного дистанционного образования. Какие новые технологии вы используете?

    — Во-первых, это модульная система обучения. Все предметы разбиты на модули по 45 академических часов, и для каждого модуля созданы специальные рабочие учебники (workbook) — их сейчас более 600 по 216 дисциплинам. Во-вторых, используются компьютерные тесты и обучающие программы — электронные репетиторы. Их уже около двухсот, и каждую неделю мы выпускаем одну новую. В-третьих, телевизионное обучение, у которого две составляющие — учебные фильмы и лекции в прямом эфире.

    — Учебные фильмы — это те же лекции, но на видеокассетах?

    — С этого мы начинали семь лет назад. Но потом поняли, что в этих лекциях самое слабое звено — преподаватель. Он может плохо выглядеть, и должного эффекта не будет. Заменили его профессиональным диктором. Потом стали вставлять в фильм схемы, картинки, сюжеты. Сейчас мы начинаем делать трехэкранные видеофильмы, когда перед человеком три экрана и на каждом свой вид информации (например, на одном — лектор, на другом — схема, на третьем — текст). При тройной нагрузке мысль работает особенно энергично — студенту некогда зевать и переговариваться с соседями.

    — Как передаются лекции в прямом эфире?

    — Мы арендовали канал спутника "Интелсат-604". Пока через спутник лекции можно смотреть в России и странах СНГ от западных границ до меридиана Новосибирска. Причем в любом месте, хоть в юрте — достаточно поставить "тарелку" и генератор тока. Правда, в этом случае не удастся задать профессору вопросы — они поступают по телефону, пейджеру или по электронной почте. В следующем учебном году мы собираемся арендовать каналы на спутнике "Экспресс -1А", чтобы охватить наши сибирские и дальневосточные филиалы. Сейчас терминалы для приема передач есть в 74 городах, к сентябрю их должно стать 220. Кроме того, мы используем линии оптоволоконной связи, которая соединяет университетские города — Москву, Питер, Нижний Новгород, Самару. Недавно установили связь с Кембриджем — английские профессора уже читали лекции нашим студентам.

    — Ваш вуз широко использует зарубежные связи?

    — Мы работаем с десятком университетов в Европе и США . В Дании это Копенгагенский колледж Нильса Брока, в США — университет имени Мерсера в Атланте, в Великобритании — университет Дерби. Но по дистанционному обучению эксперимент с Кембриджем первый. Профессора из Кембриджа будут читать лекции на факультете права — возможно, мы добьемся того, что наши выпускники будут получать диплом Кембриджа. Англичане предоставляют нам преподавателей, за нами — технологии и организация. Обнадеживает, что Кембридж согласился на договор, поверил в нашу солидность. Несмотря на то что это самый консервативный университет в Великобритании и, наверное, в мире.

    — Английское право так уж нужно студентам в российской глубинке?

    — Мы же не предлагаем собственно английское образование. В одной лекции могут участвовать и наши, и английские преподаватели — для этого можно использовать все те же три экрана. Получается мультипреподавательское телевидение. Допустим, профессор из Кембриджа читает основной текст, профессор из Москвы его дополняет, а профессор из Самары оппонирует. С ними будут работать помощники-связисты, поэтому с согласованием проблем не будет.

    — Как спланирована учеба студента в виртуальном вузе?

    — У нас все регламентировано — инструкции пишутся на каждый чих. В неделю студент должен посвящать учебе 54 часа — 18 часов аудиторных занятий и 36 часов самостоятельной работы. Это лекции, "активные" семинары, консультирование и тестирование, лабораторные работы и прочее. Занятия как виртуальные, так и традиционные — в учебном плане есть физвоспитание, и все наши филиалы арендуют спортзалы или стадионы.

    Мы изобретаем разные технологические новшества — например, устная курсовая работа. Ее студент читает перед камерой (пользоваться записями при этом нельзя), а преподаватель потом смотрит и оценивает. У нас виртуально-тренинговая система обучения. Мы вообще работаем так же, как в спорте — тренируем студентов. Если талантливый, но нетренированный спортсмен состязается с менее талантливым, но тренированным, побеждает последний. За талант мы не отвечаем, а за тренировку берем деньги.

    — Много берете?

    — В зависимости от региона цена колеблется в пределах 350 долларов в год. Мы обучаем очень много людей, и это позволяет удерживать низкую цену и вкладывать деньги в технологии.

    — Как устроена система контроля за успеваемостью?

    — По каждому модулю (минимум 42 модуля в год) в течение семестра проводится компьютерное тестирование. В конце семестра — письменные экзамены. Оценки выставляет аттестационный центр в Москве, куда отсылают результаты экзаменов. Тесты обезличены, поэтому взятки давать некому. Если студент завалил сессию, мы его не отчисляем, а предлагаем пройти семестр заново.

    — Многие не выдерживают?

    — Да, в первые годы работы до конца не доучивались около шестидесяти процентов студентов. Сейчас отношение к учебе более серьезное — отчисляем процентов тридцать. Вступительных экзаменов у нас нет — нужно только сдать тест по русскому языку, IQ и тест на общую культуру.

    — Вашим студентом можно стать в любое время и в любом месте?

    — Да, ограничений нет. Сейчас заканчиваем эксперимент по обучению знаменитого путешественника Федора Конюхова, который плывет вокруг света на яхте "Современный гуманитарный университет" и учится на юриста. За год он прошел программу трех семестров. Мы с ним связываемся по спутниковому телефону, у него компьютер с нашими программами и рабочие учебники. Сдает зачеты в пунктах остановки — в Новой Зеландии, Перу и Южной Африке.

    — Это PR-акция?

    — Не только. Методика, которую мы отрабатываем на Конюхове, будет применена к морякам и офицерам на дальних заставах — это учеба в ситуации, когда человек страдает от информационного голода. Уже начался эксперимент в Самаре по обучению офицеров и осужденных в местах лишения свободы.

    — Какие вузы в России, кроме вашего, серьезно занимаются дистанционным образованием?

    — Так или иначе дистанционным образованием занимаются все, но наиболее продвинут, на мой взгляд, МЭСИ — Московский университет экономики, статистики и информатики. Правда, их технология отличается от нашей. Там сделан упор на обучение в компьютерных сетях. Мы же до сих пор Интернет использовали мало. Еще одно отличие в том, что мы создаем свои учебные центры, а МЭСИ заключает договора с местными вузами или с тьюторами, которых обучает и сертифицирует. Удачно сделана их программа "электронная библиотека", которая и тестирует, и консультирует, и предлагает в электронном виде разработанные курсы.

   — В мае 1997 года по приказу министра образования Владимира Кинелева СГУ и МЭСИ стали участниками эксперимента по дистанционному образованию. В чем его суть?

    — Мы просто продолжаем работать и при этом посылаем отчеты в министерство. По результатам эксперимента должна быть создана технология обучения, которая позволит, не снижая качества образования, осуществлять его дистанционно. Будут разработаны правовые документы: например, каковы должны быть нормы лицензирования учреждений, осуществляющих дистанционное образование? Или, к примеру, надо ли призывать в армию студентов, которые учатся дистанционно? (В порядке эксперимента наши студенты в армию не идут). От государства мы не получаем денег — есть только моральная поддержка. В прошлом месяце эксперимент завершился, его итоги подводятся, и министерство собирается продлить его еще на два года, чтобы увидеть результаты подготовки бакалавров.

    — Как классифицировать дистанционное обучение в привычных нам понятиях? Это то же самое, что заочное, только с применением виртуальных средств?

    — Дистанционное обучение — это технология, а не форма получения образования. Оно может быть и дневным, и вечерним, и заочным. Если студент учится днем, он "очник". Если одновременно работает, то " вечерник". А если слушает лекции и сдает зачеты и экзамены каждый семестр, за короткий промежуток времени, то заочник.

    — Считается, что в дистанционном образовании теряется индивидуальный подход.

    — Индивидуальный подход — это образовательная технология античности. Как учил Платон? Он обнимал двух учеников за плечи и, гуляя по саду под названием Академия, беседовал с ними. В позднем средневековье, когда развитие экономики потребовало резкого увеличения числа образованных людей, стало ясно, что методы образования должны быть массовыми. Возникла классно-урочная система — учитель стал работать с целым классом. Это повысило производительность труда, но много времени стало уходить на опросы, слабее стала обратная связь.

    Сейчас произошла новая революция, основанная на достижениях информатики и средств коммуникации. Я думаю, она в какой-то степени индивидуализирует процесс обучения. Компьютерные программы и тестирование индивидуальны: для каждого студента — свой вариант. Студентам не надо кучковаться в группы — они учатся тогда, когда им удобно. Вам выдают учебный план, согласно которому вы должны посетить такие-то занятия и сдать такие-то зачеты. Вы подходите к методисту и сами выбираете время, когда прийти. Как в поликлинике — получаете талончик. Вы никого не ждете, вас никто не ждет. На личное время мы не покушаемся. Не устраиваем опросов у доски, когда один что-то мямлит, а другие скучают. Никто не сидит под дверью и не нервничает в ожидании экзамена.

    У нас беспрогульная система: если вы не посмотрели лекцию в прямом эфире, можете ее посмотреть в индивидуальной кабинке. Но пока вы ее не посмотрите, вас не допустят до теста, а пока вы не сдали тест, вас не допустят до экзамена.

    — Иногда говорят, что дистанционное образование в России — фарс, поскольку в погоне за количеством виртуальные университеты теряют качество. Я ни разу не слышал, чтобы, скажем, выпускников СГУ высоко оценивали специалисты по персоналу.

    — Дистанционное образование в России необходимо гораздо больше, чем в Европе. У нас огромные территории, а центр развит лучше, чем окраины. Что касается качества, то здесь многое зависит от самого студента. Образно говоря, традиционное образование работает по технологии такси: нужно платить дорого, зато вас доставят к дому и чемоданчик к лифту поднесут. А мы работаем по технологии метро, где вас выбрасывают на станции и вы добираетесь домой как хотите. Главное преимущество — дешевизна. У нас нет проблем с набором. В будущем году мы вообще собираемся ограничивать прием.

    Да, наша концепция рассчитана на массового потребителя. Не знаю, как нас расценивают отделы кадров, но у студентов нет особых проблем с трудоустройством. Те, кто доучивается до четвертого курса, вполне конкурентоспособны. Некоторые успешно сдают госэкзамены и защищают дипломы в известных госвузах, с которыми у нас договоры, например, в РГГУ и в ГУУ. В прошлом году 1.751 человек через это прошел, и ни один не "провалился".

    — Кое-кто в Российском союзе ректоров считает, что дистанционное образование в принципе не может отвечать госстандартам.

    — Очевидно, в Министерстве образования с этим не согласны — наши курсы признаны соответствующими госстандартам. Все учебные материалы имеются в виртуальном виде и в любой момент могут быть представлены экспертам. У нас читают лекции ведущие профессора из государственных вузов — мы можем себе позволить их приглашать. Вообще же оценивать вуз надо по тем критериям, по которым он сам себя оценивает. С нашей точки зрения, многие традиционные вузы выглядят бледно. С точки зрения традиционной технологии, наш университет, очевидно, не на высоте — нам, например, не нужно столько площадей, сколько обычному вузу. Попробуйте оценить "Мерседес", если у вас в руках критерии для гужевого транспорта, — ну, нет там таких понятий, как длина оглобли и прорезь для вожжей.

    — Может ли случиться, что НТП убьет традиционные учебные технологии и останется только дистанционное образование?

    — Это невозможно. Когда появилось кино, все думали, что скоро отомрет театр. А когда возникло телевидение, ту же участь предрекали кинотеатрам. Ничего подобного — и то, и другое, и третье прекрасно сосуществуют. Точно так же дистанционные методы не заменят традиционного обучения. Многие хотят учиться только в кампусах — нужна студенческая жизнь, тусовки и прочее. А кто-то предпочитает современные учебные центры и домашнюю работу. Люди просто должны иметь выбор.

Журнал “Обучение за рубежом”

№ 6 (7) Июнь 1999 г.

Автор: Сорсорова Бэлла



Прочитайте еще про Отдых в России:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.