Александр Кондаков: "" на kuda.ua
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Александр Кондаков: ""

KUDA.UA > Отдых > Отдых в России > Александр Кондаков: ""

Сколько наших соотечественников учится за рубежом? Кто они, в какие страны едут? На эти и другие вопросы отвечает заместитель министра образования Российской Федерации Александр Кондаков. Кстати, в 1977-78 годах он проучился один учебный год в английском колледже, что, по словам нашего собеседника, сыграло огромную роль в его жизни.

     – Александр Михайлович, недавно на пресс-конференции вы заявили, что по линии Министерства образования РФ за рубежом обучается всего полторы тысячи россиян. Кто они – школьники, студенты, стажеры, аспиранты?

     – Они представляют разные категории учащихся. Во-первых, это обладатели наиболее престижных российских стипендий – президентские стипендиаты (сто студентов и столько же аспирантов), которые ежегодно набираются весной и направляются на обучение за рубеж. Во-вторых, это и студенты, и аспиранты, и преподаватели, которые отправляются за границу по двусторонним межправительственным соглашениям.

     Конечно, полторы тысячи человек – это небольшая цифра. Но для нас такая статистика не является негативной или трагичной. Большее число учащихся отправляется на учебу за границу по двусторонним договорам между вузами или соответствующими научными учреждениями. В наших данных эти договора не учитываются. Например, в свое время консульство США сообщило мне, что каждый год в США на учебу приезжают 50 тысяч россиян.

     – Пожалуйста, расскажите, в какие страны направляется наибольший поток обучающихся?

     – Раньше была такая картина: президентские стипендиаты стремились попасть на учебу исключительно в США . В последнее время гораздо больше студентов и преподавателей предпочитают Европу. Например, в прошлом году первое место среди стран, куда едут на учебу, заняла Голландия . Мы достаточно активно поддерживаем отношения с Австрией, Венгрией и целым рядом других стран. Впрочем, есть у нас связи также с Канадой, Южной Кореей. Каждый год мы направляем порядка ста молодых людей на учебу в Японию…

     – А сколько иностранцев учится сегодня в России?

     – На полный курс обучения приезжает шестьдесят тысяч человек в год. Это студенты на уровне бакалавриата и магистратуры, аспиранты, доктора. В последнее время растет число иностранных аспирантов и магистрантов. Я считаю, это показатель веса, качества российского диплома о высшем образовании…

     – Тем не менее его качество не всех устраивает. В июле прошлого года Россия ратифицировала ряд европейских конвенций в сфере образования, но кардинально ситуация с признанием дипломов и аттестатов не изменилась. Почему это происходит и что предпринимается, чтобы совершить прорыв?

     – Эти конвенции имеют межгосударственный характер, и, согласно им, де-юре российские дипломы эквивалентны зарубежным или могут быть признаны в разных государствах. Однако в той же Лиссабонской конвенции оговаривается, что право окончательного признания документа о полученном образовании остается за учебным заведением. И поэтому, в частности, европейские университеты имеют возможность не признавать достаточным наш аттестат зрелости, полученный после 11 лет обучения.

     Сейчас мы проводим очень большую работу на двустороннем уровне. Она включает в себя согласование стандартов образования, учебных планов, программ различных видов и уровней обучения, различных типов учебных заведений. Государства, которые подписали с нами такие соглашения, не только де-юре, но и де-факто должны признавать наши документы о полученном образовании. В прошлом году мы подписали четырнадцать таких соглашений, и еще 25 находятся сейчас на рассмотрении.

     – Это, конечно, неплохо, но наши высококвалифицированные специалисты почему-то не очень ценятся на Западе. Многие из них сталкиваются с препятствиями при устройстве на работу. Почему?

     – Да, это достаточно серьезная проблема. Для нас принципиально важно добиться того, чтобы граждане России, имея российское образование, могли получить от зарубежного работодателя место, адекватное их профессиональной квалификации и подготовке. Но это не распространяется на такие специальности, как медицина или право. Самую жесткую позицию в этом вопросе занимают США. Сейчас мы ведем достаточно сложные переговоры с Польшей, которая отказывается признавать дипломы наших медицинских вузов. И мы вынуждены были пойти на компромисс и согласиться рассматривать этот вопрос отдельно, чтобы не тормозить общее соглашение. Чем быстрее мы сможем решить вопрос с подписанием не только Лиссабонской конвенции, но и двусторонних соглашений с ключевыми странами, тем лучше мы сумеем обеспечить равенство шансов для наших граждан.

     – Как Россия относится к иностранным дипломированным специалистам, у которых появляется желание поработать у нас в стране?

     – Наша страна относится к иностранным дипломам примерно так же, как на Западе относятся к российским. К тому же высококвалифицированные, дорогостоящие профессионалы после кризиса едут в Россию с большой неохотой. Как правило, это единичные случаи. Основная масса работающих у нас иностранцев – это строители. Их деятельность не требует подтверждения документов образования в таком объеме, в каком оно требуется на Западе. Однако у нас были случаи, когда в аспирантуру российских вузов поступали люди с зарубежными дипломами бакалавров, что нельзя признать нормальным.

     Система подтверждения документов о полученном образовании находится сейчас в стадии формирования. Думаю, что через год она уже будет действовать в полном объеме. Другой вопрос – насколько адекватно это будет воспринимать работодатель.

     – Есть ли статистика по вузам, которые вводят совместные программы – например, предполагающие выдачу двух дипломов, российского и иностранного учебных заведений?

     – Статистики такой никто не ведет, но таких вузов сейчас уже много. Это нормальная мировая практика, нормальный путь к развитию открытого образования. Мы стоим на пороге нового этапа развития дистанционного образования, и это ставит вопрос и об иностранных дипломах, и о совместных дипломах, и о взаимном признании документов. Я думаю, что за этим будущее.

     – А как вы относитесь к зарубежному образованию в целом?

     – Прошел тот период в жизни человечества, когда в разных странах было разное образование. Развитие технологий и цивилизации потребовало принятия абсолютно одинаковых образовательных решений, и сейчас системы образования многих странах мира развиваются параллельно и взаимно дополняют друг друга. Другое дело, что образование в любом случае несет очень сильную культурную нагрузку, особенно школьное. Я считаю, что среднее образование надо получать дома, ведь это культурные и этнические корни, чувство Родины, что очень важно на этапе формирования личности ребенка. А где получать высшее образование, зависит от потребностей человека, от его видения того, как он хочет прожить свою жизнь, какую специальность хочет получить, каким он видит свое будущее. Главное, чтобы он понимал, насколько отвечает уровень образования, которое он может получить в том или ином учебном заведении, тем запросам, которые он предъявляет к себе и к своему будущему.

     – Как у нас развиваются студенческие обмены?

     – Отношение к ним у меня исключительно положительное. Я очень надеюсь, что они будут активно развиваться, втягивая в свою орбиту не только Западную Европу, США и Канаду, но и азиатские страны. Студенческие обмены позволяют молодежи лучше познать мир, понять другую цивилизацию и культуру. Чем больше их будет, тем лучше. Министерство поддерживало и будет поддерживать развитие молодежного туризма, особенно тех его форм, которые носят серьезный образовательный характер, а не преследуют коммерческие интересы.

     – Кстати, недавно было заявлено, что до конца года будет утвержден реестр образовательных агентств, аккредитованных при Министерстве образования. Вводятся какие-то новые правила аккредитации?

     – Таких правил раньше вообще не было. Недавно я провел встречу с руководителями крупнейших фирм. Мы поговорили о взаимных интересах, выявили точки соприкосновения. Мы рассматриваем эти фирмы именно как партнерские, и думаю, что мы найдем здесь взаимопонимание. Например, курсы или учебные программы, предлагаемые этими фирмами, вполне могут получить или не получить одобрение Министерства образования. Соответственно, такое одобрение может быть выгодно для них при работе с клиентами. Для нас же это гарантия того, что мы предпринимаем некоторые меры по обеспечению качества подготовки наших специалистов за рубежом.

     К сожалению, Министерство образования впервые подходит к попытке решения этого вопроса. Что же – не все сразу. Можно сказать, что мы упустили момент. А можно – что процесс формирования цивилизованного образовательного рынка в России как раз сейчас и начинается…

Журнал “Обучение за рубежом”

№4 апрель 2000

Автор: Гладаревская Марина



Прочитайте еще про Отдых в России:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.