Александр Филиппенко – Философ из Новопеределкино на kuda.ua
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Александр Филиппенко – Философ из Новопеределкино

KUDA.UA > Отдых > Отдых в России > Александр Филиппенко – Философ из Новопеределкино

Александр Филиппенко – Философ из Новопеределкино     Александр Филиппенко дал интервью “Вояжу”, прогуливаясь с собачкой в окрестностях поселка Новопеределкино. У Александра Георгиевича в тех краях дача… Представьте себе почти идиллическую картину. Диктофон послушно мотает пленку. Супруга артиста лепит котлеты, а знаменитый кинозлодей, защитивший в стенах Физтеха диплом на тему “Изучение комплексов редкоземельных элементов методом электронного парамагнитного резонанса”, блаженно вдыхает насыщенный озоном воздух и философствует.

    – А ведь правда здорово выехать куда-то, но так, чтобы рядом все же гудела электричка? А в другой раз, наоборот, взять и забраться в самую глухомань? Главное, слушать себя и делать то, что действительно хочется. Именно это и есть определяющий для меня момент в поездках: все равно, хочешь ли увидеть горы, природу или бегать по достопримечательностям. 

    – Интересно, откуда же у вас такая философическая концепция? 

    – Да все, опять же, уходит в далекие уже 60-е, когда я прочитал в “Иностранке” нашумевшую статью Тофлера “Столкновение с будущим”. В ней была потрясающая мысль. Смотрите, за один век, за жизнь моей бабушки, человек оторвался от Земли и ступил на Луну. События, технические новинки, оригинальные идеи спрессованы во времени так, что только молодые могут безболезненно воспринимать все это. А как быть пожилым людям? И Тофлер предлагал их отвлекать: сажать на поезда и пароходы – возить по миру, рассказывать, показывать… 

    – То есть Тофлер предлагал ровно то, что усердно выполняют бойкие американские старички и старушки в париках и розовых ветровочках? 

    – Да-да-да! И нам надо делать то же самое! Путешествие – это в немалой степени лечение. Психотерапия. И даже не всегда нужны на это приличные деньги. В одной России достаточно мест, куда поехать… С другой стороны, для меня путешествие – это не только лечение и познавание, но еще и трудная работа. С тех самых пор, когда артистам за выступление в культурной программе на теплоходе Батуми – Одесса – Батуми можно было проехать с семьей вдоль Черноморского побережья. 

    – Интересно, а какие у вас были самые сильные ощущения при первой попытке приобщиться к западному образу жизни? 

    – Нормальные. К счастью, я уже видел кое-что в середине 80-х… Был даже во Франции на Авиньонском театральном фестивале. Мы вылетали в Марсель . Катя Райкина (дочь Аркадия Райкина. – Прим. ред.) и я были наиболее опытными, остальные – совсем зеленая молодежь. Катя, на наше счастье, еще и по-французски говорила… И когда потом мы в Париже (шел всего-навсего 83-й год!) на те валютные крохи, что выдавались в Москве, пошли смотреть в хороший кинотеатр с долби-стерео “Амадей” Формана (это был поступок по тем временам), нам пожимали руки… Мы и представить себе не могли, что через 4 года этот фильм в России только ленивый не посмотрит. Но сходить на “Амадея” в Париже было важно. Манит именно неизвестность, высота манит. 

    – “Высота” в прямом смысле слова или в переносном? 

    – А в обоих. Начиналось-то это все у меня в Алма-Ате, на Заилийском Алатау, на Медео, который тогда был совсем простой, с деревянными трибунами. А лучше гор, извините за тривиальность, могут быть только горы. Или у Жванецкого, помните? Когда залезешь наверх, что хочется сделать? Плюнуть вниз! Я достаточно рано выяснил, что наверх-то залезать легко, но гораздо сложнее спускаться. Даже не психологически, а “топографически”. И попадал в такие ситуации, когда меня попросту выводили из “горного капкана”. Банально, 9-10-й класс, опыта никакого, девочки, видишь ли, вокруг… Позже, на Карадаге, во время съемок, я залез на гору один. И вдруг солнце стремительно начало садиться. А знаете, как страшно, когда так недобро темнеет в горах? Ох, как резво я вниз по тропочке бежал… 

    – Какую историю вы рассказали бы в театральной “курилке”, дабы проиллюстрировать нынешние свои заграничные впечатления? 

    – Середина 90-х, Средиземное море, круиз. Мы объехали уже почти все, что полагалось. Через пару часов судно должно пришвартоваться в Генуе, а дальше самолет, граница, и все разлетаются кто куда. И за три часа до прихода в Геную здоровенный нефтяник из Сургута вышел на бак и от переполнения чувств взял и сиганул с борта в воду. Капитан и офицеры – немцы, команда – филиппинцы. Тут же: стоп машина – никто от нефтяника такой прыти не ожидал. Опустили шлюпку и – за ним. А он – от них! Догнали, мелкие филиппинцы в шесть рук его держали с обеих сторон, когда сургутянина, гордого, в одних цветастых плавках, доставили на борт. Поставьте себя на его место: Венеция , Барселона , Александрия , Генуя. А через два часа Шереметьево, Нижневартовск, Сургут… И я этого нефтяника вспоминаю всегда, когда с людьми происходит что-то подобное. Как-то одна дама, как сейчас помню, начала всем в Шереметьево-2 раздавать сувениры. Ее, наверное, из аэропорта уже медики забирали… 

    – Вот, кстати, вездесущие подарки и сувениры. Интересно, что вы из путешествий привозите? 

    – Магазины – это все, что нас там убивает. Хотя я вовсе магазинов не чураюсь. У нас есть в семействе даже традиция привозить отовсюду сувенирные автомобильные номера. 

    – Вас никогда не обворовывали за границей? 

    – Не один раз! Это и по сей день очень неприятные истории. Меня обворовали дважды: в Уругвае и в Риме. В Риме вокруг так и снуют мальчишки, такие типичные герои фильмов Кустурицы. И эти воришки мигом секут тебя, когда меняешь деньги. И вот я поменял, положил их в нагрудный карман, откуда, можно подумать, стащить что-то практически невозможно. У меня, кстати, точно так же и в Москве вытащили водительское удостоверение, вместе с пустым бумажником. Просто подходят люди, которые тебя слегка касаются, при этом идет мощная энергетическая атака в глаза. И предощущение того, что тебя обманывают, возникает и нарастает-нарастает… Мне особенно запомнились глаза человека, который, вытащив у меня деньги, уходил, глядя прямо в глаза. А в Южной Америке я шел, обе руки были заняты какими-то пакетами. И тут сзади быстро подскочил парень и одной рукой нырнул в мой карман брюк. Схватил оттопыривавший их носовой платок и убежал, тоже контролируя мои глаза. 

    И вот, представьте, я стою, как полный идиот. И не было ни денег, ни ценностей в этом кармане, но состояние души мерзкое, просто неописуемое… 

   – Точно. Как финансово и морально пострадавший в городе Пекине, ваши ощущения полностью подтверждаю. Ужасно неприятно, когда тебя обманывают, словно наивного мальчишку. 

    – Но это жизнь, это тоже входит в комплект, в вояж! Вообще, путешествие – это почти всегда не только радужные воспоминания. Мы в Бразилии, уже уставшие после экскурсий, собирались возвращаться, но я предложил жене Марише подождать меня на углу, пока куплю фрукты-виски. И вот возвращаюсь, гордый, а Мариша, вся бледная, кидается ко мне и кричит, что я оставил ее в том месте, где поджидают клиентов местные путаны. И что ее присутствие ужасно их возмутило. Мою Маришу начали толкать, шпынять и куда-то выпихивать. Но она же не может уйти, она же меня ждет! А я-то “молодец”: видел, что там стоят женщины, но подумал, что это очередь на автобусную остановку. Поэтому хочется сказать: ребята дорогие, даже за границей, отдыхая, не расслабляйтесь. И получайте то, самое главное, что вы хотите от путешествия. У меня же самое главное одно – возможность съездить куда-то с семьей и с детьми. Ну, сам я побывал и там, и здесь, но вот детей вывезти – это счастье. И жаль, что не всех могу и не всегда… А так хочется, по заветам Набокова, баловать, баловать и еще раз баловать. И больше им показывать. Неизвестно, где это отложится. И как они что увидят. Пусть по крайней мере узнают, как велик мир. Мне всегда так обидно за тех, кто не может себе этого позволить, кто нигде не бывал. 

    – Скажите, а как ваши дети воспринимают другие страны, как ведут себя? 

    – У меня (это уже весьма бородатая шутка) трое детей в двух местах. К счастью, все дружат. Больше всего разъезжаем с Сашкой, с младшей. Ей, правда, уже 15 исполнилось, день рождения был совсем недавно. Но, так же как и Паша, мой знаменитый сын, солист альтернативной группы IFK по прозвищу Паштет, ездит, помогает мне в концертах. Паша после такого “семейного” концерта в Барселоне чуть не опоздал на теплоход. Он был так авангардно стрижен, брит и отчасти крашен, что таксисты его попросту объезжали. С Машей, старшей, которая прежде вела передачу “Акватория Z” на REN-TV, а сейчас работает в журнале “Молоток”, мы тоже много путешествовали. Последний раз она была в Греции. Самостоятельно. На конференции людей, изучающих древнегреческий и латынь. Там собрались, как она говорит, сорок “ботаников”, которые и бегали по первому олимпийскому стадиону, и забирались на Парнас , и в полное удовольствие спорили на темы профессиональные. Это поразило меня. Именно в таком вояже и есть некое особое единение людей мира, людей Земли. То, от чего нам, к счастью, никуда не деться. Дай Бог, чтобы в Суздаль или Углич почаще приезжали какие-нибудь немцы-слависты и так же горячо спорили о нашей культуре. 

  – Жена имеет на вас влияние в вопросах “куда поехать”, “где отдыхать”? 

   – Когда из турфирмы приходит “проспэкт”, мы, конечно, вместе выбираем: поехать ли нам фиорды посмотреть, увидеть Амстердам или лишний раз заехать в Барселону. Как раз сейчас собираемся по Средиземному морю с фирмой “Метрополис-тур”. На хорватском пароходе… Для меня, конечно, это будет еще и работа. Один концерт общий, карнавальный “пиратский” вечер и заключительный концерт. Мариша мне пишет иронические куплеты. Маршрут Флоренция – Рим – Венеция . Великие места, что и говорить. Во Флоренции и Венеции я был когда-то на гастролях. Семья – нет. Ну и, конечно, я с собой возьму три-четыре папки с текстами, которые буду готовить на будущее. Потому что в сентябре и “Венециан-ский купец” у Калягина, и в “Табакерке” пьеса “На дне”… 

    Словом, мы вовсю сейчас обсуждаем дома, куда податься на юге Франции. Ведь Сашку в Монако играть не пустят, в Ницце нечего делать, может быть, в Канны на местной электричке? Это же здорово, сесть на поезд и из Гавра в Париж , а потом обратно. Как будто из Москвы в Новопеределкино. Мы и по Германии так ездили. Причем, когда я показал документы, что мы с Сашкой отец и дочка, нам сделали огромную семейную скидку. А последнее – всегда приятно. 

    – Александр Георгиевич, вот вы опять больше о детях… А как же жена? 

    – Маришенька моя типичный московский человек. Патриаршие пруды. Малая Бронная. Дом старого Малого театра. Замечательно хлебосольный дом: “Лучше вы к нам приходите, будут чудные пироги!” 

    Теща никуда не ездила. Как я только не уговаривал Лидию Сергеевну, царство ей небесное. Нет! Типичная московская интеллигентная семья с девизом: “Лучше вы к нам!” Но когда к Лидии Сергеевне приходили старые подруги, те, кто начинал российское, вернее, советское еще телевидение (моя Мариша потомственный телевизионный режиссер), у них начиналось путешествие в какие-то другие миры. Туда, где путешествуют людские сердца и души. Может быть, этим Россия и хороша, этого эмигрантам и не хватает, чтобы так вот, как к теще на пироги, приходили подруги. Или “физтехи” заваливались ко мне и сами мыли посуду, что производило на тещу неизгладимое впечатление. Это, правда, было давно: 6 ящиков пива, одни мужики – и как будто мы вчера расстались. Но никогда и нигде, кроме России, такого не бывает. 

    Знаете, очень давно, в 62-м году, я купил на Кузнецком мосту набор открыток с картинами Кустодиева. Тогда я не знал, кто он такой, а на открытках было приписано: “Это безвозвратно ушло в далекое прошлое”. А как было красиво! Все эти самовары, купчихи. А теперь и время посиделок на кухне, и девишников с пирогами тоже уходит в прошлое. В этом тоже есть движение теплохода, который должен отойти от причала и двинуться в свой собственный вояж… 

    – Мне всегда казалось, что вы словно бы все время творчески подпитываетесь тем, что уже ушло. С вашей приверженностью к 60-м, к 30-м, к Визбору и Зощенко. Сегодня, сейчас из путешествий вы привозите какие-то интересные идеи? 

    – Всегда. Как нас в Вахтанговском учили – работает эмоциональная память. Вот помню о том, как я стоял в очереди во Флоренции в Уффици, какая была жара. И в каком-то другом месте, на сцене или в кино, у меня возникнет ощущение той жары… Память тела, память глаза… Это те же эрогенные зоны: нюх, осязание, зрение. Поэтому всегда с собой беру тетрадь и записываю. Другое хуже: друзья все время за рубежом в бар тянут. И очень удивляются, когда отказываюсь: “Ты не хочешь?” А бар – это все не то, все мимо. 

    – Вы известны как большой любитель джаза. Признайтесь, хаживали в поездках по джазовым местам? 

   – Знаете, подлинный джаз был, когда я водил детей на ют, на самый нос корабля. Становишься, и тут уходит звук, ты как в космосе летишь куда-то навстречу звездам. Непередаваемые ощущения. С другой стороны, я неоднократно заходил в “Блюнот”, знаменитое джазовое кафе в Нью-Йорке. А уж сколько привез друзьям оттуда значков и наклеек! А после “Блюнота” поехал в какое-то крутое роковое кафе… Вот где был джаз! Свой джаз. Я знал, что у меня от выхода в подземку до двери отеля в верхнем Манхэттене два шага. И сел в ночное метро. И сразу понял, почему мне советовали только в самый первый вагон и только рядом с машинистом. В 4-5 утра было просто страшно. Я, к примеру, видел, как спал человек, слушал плейер. Сидевший рядом спокойно снял с него плейер и за секунду до того, как двери закрылись, пулей выскочил из вагона. 

   – А вам бы не хотелось показать детям то, без чего была немыслима романтика 60-х: горы, палатки, песни у костра? 

– У нас с Верой Глаголевой была прекрасная идея – пройти пешком из Алма-Аты через два перевала. Недавно я нашел в телекомпании “Мир” людей, которые вроде бы за нее ухватились. А действительно было бы здорово, если бы известные артисты, режиссеры в наши дни отправились в горы. И все это снять на видео. Заодно можно детям горы показать. Детям, выросшим на московском асфальте и на бульварах Барселоны. Кто, как не родители, должен показать им самое разное?.. В походах, не как в комфортабельных турпоездках, все скверное в характере всплывает, проявляется в одну секунду. Вот я с этой идеей носился, поделился с женой, и знаете, что Мариша сказала? 

    – Что? 

– Идите, пожалуйста, на здоровье, мы потом подлетим на самолете в Бишкек и вас встретим. 

Журнал “Вояж”

№ 10, 2000

Автор: Белага Леонид



Прочитайте еще про Отдых в России:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.