Эмоциональное меньшинство Романа Виктюка на kuda.ua
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Эмоциональное меньшинство Романа Виктюка

KUDA.UA > Отдых > Отдых в Италии > Эмоциональное меньшинство Романа Виктюка

Эмоциональное меньшинство Романа Виктюка     Я набрала номер, и знакомый голос на автоответчике нараспев произнес: “И чем дальше – больше света, больше сердца и ума…” Предмет моей встречи с Романом Виктюком был более прозаичен: я намеревалась узнать, как режиссер, имя которого постоянно находится в ореоле скандальности, проводит время за границей.

   – Роман Григорьевич, вы любите путешествовать? 

– Ненавижу. А поскольку езжу довольно часто, то ненавижу еще и все эти поезда, самолеты… 

    – Хорошо. Давайте тогда поговорим о том, что не является предметом вашей ненависти. Я слушала ваш автоответчик со стихами. Вы что, сами их пишете? 

– Ну а кто же за меня их будет писать? Иногда я эти стихи меняю раза по два или по три в день, в зависимости от того, как меняется мое душевное состояние. Кроме того, ведь мне звонят и артисты. Я вообще думаю, что мне звонит именно то эмоциональное меньшинство, которое определяет пути развития человечества. И поэтому надеюсь, что мои стихи попадают сразу в сердце человека и могут в корне изменить его взгляд на мир. 

   – А теперь давайте все-таки попробуем поговорить о путешествиях. 

– Для меня каждый спектакль – это и есть путешествие по ландшафтам душ разных авторов, от Жана Жене до Толстого и Достоевского. 

   – Вы, значит, романтик? 

– Конечно, ведь путешествие по душам – это и есть прерогатива романтизма. Я думаю, что сегодня, когда такой дефицит чувств, когда любовь так хрупка и незащищена, только эмоциональное меньшинство способно спасти человечество от апокалипсиса. 

   – Что вы имеете в виду под этим самым эмоциональным меньшинством? 

– Это люди, которые живут чувствами. Потому что в наше время, когда фантом денег и расчета нас поглотил, людей, которые верят, что именно сердце определяет пути развития человечества, ничтожно мало. Но они есть. 

   – А у вас есть какие-нибудь любимые места за границей? 

– Никаких! Боже упаси! Когда я только схожу с самолета, то как бы себе кричу: “Родина! Я хочу домой!” 

   – Да что вы! 

– Да-да, в ту же секунду, как только нога моя ступила на чужую землю, я тут же хочу вернуться назад в Москву, к себе домой, на Тверскую, на третий этаж. 

    – Вы что же – домосед? 

– А причем здесь домосед? Я не сижу дома. Просто есть на Тверской, около Кремля, место, где когда-то стояли церкви, и поэтому это место святое, магическое, и, может быть, это одна из немногих точек на планете, где магическая структура земли проходит через человека и соединяет его с миром. 

    – То есть путешествовать вы вообще не любите? 

– Я же сказал: ненавижу путешествовать. Я ненавижу уезжать. Для меня садиться в поезд или самолет – это целая трагедия. 

   – Роман Григорьевич, какой же вы неинтересный! 

– Ну что делать. Впрочем, бывают некоторые места, которые гипнотически действуют на меня и несколько преуменьшают желание вернуться назад, но это желание никогда не исчезает. Я даже не могу представить, чтобы я когда-нибудь мог остаться за границей, хотя мне очень часто предлагают возглавить тот или иной театр. Например, в Италии, где на протяжении многих лет я веду мастер-классы с молодыми европейскими артистами. И, кстати, Италию я просто обожаю, потому что там была моя душа, судя по словам одного экстрасенса, который утверждает, что когда-то я был в Риме полководцем. Кстати, Рим – это единственный город, который я знаю наизусть. И хотя у меня топографический кретинизм – я теряюсь на улицах незнакомых городов, – в Риме я могу бродить даже по ночам. 

   – Значит, вы любите Рим ? 

– Как же я могу его любить? Это же место обитания моей души. 

    – Но вы же любите Москву? 

– Это не любовь. Так же, как и мое чувство к родному Львову. Любить можно только другое, отдельное от тебя, а Москва меня воспитала и поддержала духовно, она дала мне полет, здесь я с 17 лет. Я – москаль, или запроданец, как говорят на Украине. 

    – А вы, кстати, кто по национальности? 

– Я – чистокровный украинец греко-католической веры. У нас украинская церковь, которая соединена с Римом, поэтому мы – униаты. 

    – Роман Григорьевич, давайте все-таки вернемся к путешествиям. Признавайтесь, когда вы приезжаете в Нью-Йорк, то какие злачные места посещаете? 

– Никакие. Мне это неинтересно. Для меня злачные места в Нью-Йорке – это Метрополитен-музей, Музей современного искусства и музыкальные магазины. 

    – Виктюк, который ставит маркиза де Сада и Мазоха, и не ходит по злачным местам? 

– Боже упаси! Боже упаси! Мне это даже в голову не приходит. Мне это совершенно неинтересно. И потом, я же это все знаю. 

    – Ах вот оно что… А откуда? 

– Ну как откуда? У меня же есть воображение, моя профессия требует воображения и фантазии. На животном уровне это все очень легко вообразить. Для тех, кто туда ходит, – это допинг, это их возбуждает. Но на это совершенно не стоит тратить свое время, ибо жизнь коротка. Кстати, так же поступают и мои иностранные друзья, которые приезжают в Россию, они идут прежде всего в Эрмитаж и в Русский музей. Конечно, был Жерар Филип, который после музеев шел в простые советские галантерейные магазины и скупал предметы женского туалета – трусы с начесом, лифчики на меху и тому подобное. Потом он организовал в Париже выставку. Но это совершенно его не красит. 

    – Хорошо, вы не любите ходить по злачным местам, ходите только в музеи и музыкальные магазины. В таком случае, каковы ваши предпочтения в музыке? 

– В разные периоды жизни – разные. В зависимости от пьесы, которую я репетирую, и от состояния души. Кстати, я часто бываю на “Горбушке”, которую обожаю. Я их всех там знаю, кто что продает, а они меня, и я постоянно пополняю свои запасы. Но сегодня меня интересует молодая альтернатива. Новое направление, высокоинтеллектуальная музыка, диски, которые выпускаются буквально в сотне экземпляров и которые я приобретаю в Лондоне. Сейчас вообще произошел очень резкий скачок, просто какой-то невероятный прорыв в мире музыки, и мне необходимо все это знать. 

     – Роман Григорьевич, вы все время отвлекаетесь, давайте все-таки вернемся к путешествиям. У вас нет за границей никаких любимых местечек, но хоть природу, я не знаю там – море или лес – вы любите? 

– Ну, море – это единственное, ради чего я и еду в Италию. Потому что в море есть память, ибо дожди, которые остаются в море, они знают о человечестве все. Там я и черпаю покой. Там, где море, степь и горы – на юге Италии, в Марратее, куда я езжу уже тринадцатый год, и это мое самое любимое место. Красота всего в двух часах езды на машине от Неаполя, в самом низу итальянского “сапога”, на берегу Тирренского моря. 

    – А с чего начинается ваш день на море? 

– Категорически сразу в воду, с двенадцати до трех у меня мастер-классы с актерами, мы репетируем, а потом снова и снова – море. 

    – Говорят, что вы обожаете пиджаки… 

– Боже упаси! Сейчас пиджаки не в моде. Сейчас уже другая тенденция – куртки, кардиганы, свитерочки. 

    – Простите, я, наверное, неверно выразилась, я имела в виду, что вы любите одеваться. 

– Категорически да. Италия – это родина моды. Я же не могу туда приехать одетым абы как, нужно же соответствовать тому, что вокруг меня. 

    – В таком случае поделитесь своими вкусами, тем, что вам нравится, что вы предпочитаете, какие цвета… 

– А это в зависимости от моды, как мода диктует. Цвет же меняется не от моих желаний, а от того, что возникает в природе, что носится в воздухе. Да и модельеры меняются. Если раньше был моден Версаче, от которого у меня есть даже подарки, то теперь это – Ямамото, это совершенно другая культура. Кроме того, сейчас гениально придумывают бельгийцы и голландцы. До сих пор удерживается Ферре. 

    – А с чего начинается открытие вами незнакомого города? 

– С костела. День начинается с таких мест, где можно побыть в тишине и где можно поблагодарить Бога за то, что он привел тебя именно в этот город и в это место. Молитвой начинается мой приезд, молитвой же и заканчивается. 

    – А на рынки захаживать любите? 

– Нет! Нет! Мне лучше прийти на Корсо – это в центре Рима, где все бутики и модные магазины, и там все купить. Только в Венеции рыбный рынок – это моя слабость. Там громадные торговые ряды с замечательными людьми: удивительный темперамент, необыкновенная речь и безумие. Я бывал в Америке на таких рынках, в Греции, но рынок в Венеции – это единственный и самый уникальный. Там то же море, только в виде даров, и есть люди, которые исповедуют любовь к морю так же, как и я. Поэтому мне там хорошо.

Журнал “Вояж”

№11 2000

Автор: Байрамова Лилия



Прочитайте еще про Отдых в Италии:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.