Стажировка на родине порядка  на kuda.ua
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Стажировка на родине порядка 

KUDA.UA > Отдых > Отдых в Германии > Стажировка на родине порядка 

Стажировка на родине порядка      Возможно, вы думаете, что стажировка за рубежом — это что-то недоступное, не для вас. Так думал и я, пока прошлой осенью сам не очутился на стажировке в Германии. Между прочим, в свои 27 лет я в нашей группе не оказался даже самым взрослым. Поскольку наряду с юными созданиями 19-20 лет в ее составе была 40-летняя журналистка из Перми. Впрочем, рассказываю по порядку. 

    Шанс встряхнуться за чужой счет выпадает не часто. Его можно заботливо растить, а можно встретить случайно — так произошло со мной. В начале лета я решил уволиться: газета моя шла ко дну, мне не хотели выплачивать большой долг по зарплате и настроение было отвратительным. Как-то раз, когда я в позе Мыслителя склонился над очередным списком вакансий, раздался телефонный звонок. Звонил мой приятель из Германии, который после третьего курса университета эмигрировал на историческую родину. Вопреки обыкновению, я рассказал ему о невзгодах. Выслушав, он неожиданно предложил: “Знаешь, мне тут говорили о каких-то стажировках. Давай я узнаю, может, еще не поздно”.

    Оказалось, что Свободный российско-германский институт публицистики и его партнер, Германо-российский форум, договорились послать 20 человек в Германию. С целью поднабраться ума-разума в тамошних средствах массовой информации и отделах по связям с общественностью. Выяснилось также, что в отборе могут участвовать не только студенты, но и работающие журналисты из Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода и других городов России.

    На следующий же день я отправил необходимые бумаги. И после ряда тестов оказался в числе приглашенных на решающий тур. В большой аудитории “старого” здания МГУ собралось примерно 70 человек со всех концов страны. Для начала мы заполнили анкеты-резюме о себе. После этого началось самое интересное. Когда я увидел вопросник из 60 позиций, мне стало дурно. Мало того, что я не знал, когда родился Гете, мне была неведома даже цифра входящих в состав Германии земель. К счастью, большинство вопросов сопровождалось вариантами ответа. Сдав заполненную анкету, я вздохнул спокойно. Тут выяснилось, что написанные на доске мелом предложения — это темы, которые прямо сейчас нужно письменно раскрыть по-немецки! “Das ist eine Katastrophe”, — мелькнуло в мозгу. Прошло минут двадцать, прежде чем я решился написать первое после пятилетнего перерыва предложение на великом языке Шиллера и Гете. Потом я написал еще два, старательно избегая артиклей. Потом меня прорвало. Я исписал три страницы. Природа этого феномена по сей день остается для меня загадкой, достойной Л.Выготского, как известно, специализировавшегося на психологии творчества.

    На следующее утро было назначено собеседование. Я позвонил своей бывшей преподавательнице и обреченно спросил, как с большей пользой потратить вечер. “Если у вас есть какая-то кассета на языке, послушайте ее, хоть вспомните, как звучат фразы”, — был ее ответ. Наутро я предстал перед комиссией. Идиотски улыбаясь, рассказал им, кто я и откуда. Немец, который был главным, как ни странно остался доволен и даже спросил, где я так хорошо выучил язык. Потом меня отпустили на все четыре стороны.

    Некоторое время я чувствовал себя царем Додоном, испытывая на собственной шкуре, как “проходит восемь дней, а от войска нет вестей”. Наконец меня вызвали заполнить анкету на получение визы. Выезд был запланирован на начало августа. Мне предстояло стажироваться в Кельне на радиостанции “Немецкая волна”. 

    Что нужно сделать, чтобы поехать на стажировку за границу: 

    быть студентом или аспирантом, реже — выпускником вуза с опытом работы по специальности. Если вы уже закончили вуз, попробуйте поступить в аспирантуру (хотя бы заочную) и предложите в качестве темы будущей диссертации исследование на материале той стране, в которую вы хотите поехать (или хотя бы сопоставительный анализ тамошних и российских реалий); 

вовремя получать информацию о возможных стажировках. Подробные сведения можно найти в Интернете; 

    отлично знать иностранный язык; 

иметь действующий загранпаспорт. Оформить его непосредственно перед подачей документов вы можете не успеть; 

    быть подготовленным к подаче документов. Подшейте в отдельную папку ксерокопии всех свидетельств об образовании и характеристик, отражающих ваш профессиональный уровень. Желательно сразу перевести их на иностранный язык; 

    если вы нашли программу, на которую можете претендовать, вовремя отправьте все запрошенные документы. Некоторые организации принимают их даже по Интернету, однако старая добрая почта все же предпочтительнее. При оформлении бумаг соблюдайте принятые стандарты, в анкетах старайтесь заполнить все пункты. 

    будьте готовы к различным предварительным отборам. Вам наверняка понадобится также умение работать на компьютере. 

Познавательная часть стажировки

    Когда 9 августа самолет авиакомпании “Люфтганза” благополучно доставил нашу группу в аэропорт Кельн – Бонн , я лежал в больнице. Но по рассказам других знаю, что всех на неделю заточили в боннском Институте им. Штреземанна. Предварительная подготовка участников стажировки к реалиям жизни немецких mass media продолжалась целую неделю. Сначала рассказывали, затем показывали — водили на экскурсии в “Генерал Анцайгер” (это не имя генерала, а боннская газета), на местное радио и в PR-отделы разных фирм. Потом проверили: разделили всех на три группы — газетную, радиогруппу и PR-группу — и дали задания. С заданием отряд справился успешно. Координатор нашей стажировки Себастиан принял решение, что можно выпускать подопечных в немецкую действительность — по редакциям газет, журналов, радиостанций и PR-отделам немецких компаний в разных городах. 

    Чтобы мы не забыли, с какой целью приехали, всех собрали еще раз на промежуточный семинар (Zwischenseminar) в Лейпциге. Тотальному осмотру придирчивым русским глазом были подвергнуты сначала павильоны Лейпцигской ярмарки, а затем местная типография. Существенных отличий от Экспоцентра и цехов издательства “Пресса” глаз не обнаружил. Тогда ему предъявили командный пункт газового концерна Erdgas, а также студию локального телевидения MDR и павильоны, где снимаются немецкие “мыльные оперы”. Измотанный новыми впечатлениями глаз практически закрывался, когда всех с миром отпустили обратно по редакциям. 

    Чертой под всей практикой стал итоговый семинар в Бонне. Весь первый день мы провели в аудитории, давая оценки разным аспектам организации семинара и рассуждая о перспективах российской журналистики. Но настоящие страсти разгорелись на следующий день, когда мы вместе со всей Германией наблюдали за невероятным событием — сменой власти в стране. На выборах в Бундестаг (нижняя палата германского парламента) социал-демократы и их кандидат Герхард Шредер одерживали победу. Бонн бурлил, и стар и млад приклеились к телевизорам. В середине дня, когда мы всей группой посетили Бундестаг и беседовали с Bundeswahlleiter (по-нашему, начальник Центризбиркома) Йоганом Халеном, были известны только первые, спорные результаты. Когда мы очутились в официальном пресс-центре выборов, страсти уже накалялись. А под вечер нам довелось стать свидетелями буйного ликования в штабе “зеленых” (они разделили победу со своими партнерами по коалиции из СДПГ) и сдержанного уныния в штабе либералов. Этим спектаклем и завершилась познавательная часть нашей поездки. Пора рассказать и о другой части стажировки — собственно работе.

Работа

    Для меня стажировка началась в тот день, когда я переступил порог редакции программ на русском языке “Немецкой волны”. Время словно бы сгустилось. У немцев принято работать очень интенсивно, поэтому сотрудникам некогда церемониться с практикантом. Моя трудовая деятельность началась с места в карьер: кратко ввели в курс дела, представили редакции, а дальше сам. 

    В этой ситуации важно не сидеть и ждать, когда тебя позовут, а самому предлагать свои услуги. Иначе про тебя могут вовсе забыть, как это произошло со многими из нашей группы. Железный принцип тамошних отношений: если тебе нужен опыт, сам проявляй инициативу. В Германии сейчас переизбыток журналистов и тех, кто хочет таковыми стать, поэтому в редакциях уже привыкли, что осаждающие их “волонтеры” (так называют практикантов) сами обращают на себя внимание. 

    Мне повезло. Во-первых, рабочим языком редакции был русский, поэтому мой скверный немецкий не так бросался в глаза. Во-вторых, я успел поработать в информационном агентстве и представлял себе, как делаются новости. В-третьих, мой возраст позволял рассчитывать на ответственные задания. Дело в том, что немцы очень долго учатся. К тридцати годам они могут уже иметь лысину, но все еще быть на подхвате. Поэтому некоторые девушки из нашей группы писали “виртуальные” материалы, отправлявшиеся в корзину, и проводили дни за ксерокопированием. 

    Поначалу мне удавалось разжиться только мелкими поручениями — сделать звонок, распечатать материалы на какую-то тему. Однако на третий день я получил задание написать короткую новость — и его благополучно провалил. Правда, потом я реабилитировался и дальше уже получал задания ежедневно. Мне стали доверять “большие” новости, текст которых я сам зачитывал в качестве диктора. Потом я переехал непосредственно в “ньюс-рум” и работы стало достаточно. Мне поручали корректировать тексты для сайта радиостанции в Интернете, переводы, приглашали что-нибудь озвучить. 

    Я научился корректно отделять факты от комментария, как того требует немецкая школа журналистики (в России смешение их стало доброй традицией). Перестал бояться микрофона. Ввел в компьютер картотеку корреспондентов редакции. Я вынес много полезного из наблюдений за организацией рабочего процесса в редакции. Самым сложным оказалось освоить автоматику в местной столовой. Но об этом позже. 

Быт

    В Германии вообще и Кельне конкретно уйма хороших отелей. Надо же мне было очутиться в студенческом общежитии, заслуживающем только определения “без комментариев”. Туалет был один на отсек из 8-10 комнат. Он был общим для жильцов обоих полов и функционировал по принципу: свет горит — занято. В душ надо было занимать очередь. На кухне тараканы отрабатывали строевой шаг. Из общего холодильника исчезали даже недоеденные йогурты. Чтобы не скучно было спать, соседи не стесняли себя в страстных воплях. Стоит ли говорить, что я старался провести в этом чудесном месте как можно меньше времени. Справедливости ради упомяну, что так “повезло” только мне и еще одной девушке, остальные жили в более комфортных условиях — вплоть до роскошной комнаты в особняке зажиточной пары.

    Визит в Германию — идеальный повод бросить курить и начать худеть. Автоматы по продаже сигарет стоят везде, но за любую пачку надо выложить пять марок, будь то “солдатский” Camel без фильтра или Marlboro 100. Еда тоже недешева, и по единому для всей страны порядку продуктовые магазины работают максимум до восьми вечера. Не успел — дожевывай вчерашний круассан или двигай на ближайшую автозаправку (там в мини-маркете продают съестное), в дальний “киоск” (ночной магазинчик, обычно один на несколько кварталов) или в супермаркет на вокзале. Набег на ближайшую пивную, как правило, надолго утоляет чувство голода, но разорителен для кошелька. 

    Обеды на работе — это отдельный рассказ. На “Немецкой волне” все автоматизировано донельзя, посему еда в столовой и буфете оплачивается специальной пластиковой картой. Скармливаешь автомату пять марок — он выплевывает тебе кусок пластика. Засовываешь его и купюру в другой автомат, и вот уже марки у тебя на счете. Значит, тебе доступно и кофе в автоматах, и сардельки в буфете, и комплексные обеды до 14.30 в столовой. Удобно всем, кроме забывчивых русских. Когда я забыл карту в щели автомата, моя забывчивость обошлась мне в 40 марок. 

    Экономные немцы используют вторично все, что поддается переработке. Поэтому выбрасывать мусор в Германии — целая наука. Уже в аэропорту тебя встречает гроздь урн, каждая из которых предназначена для определенного вида мусора. Разобраться, что куда кидать, довольно легко, поскольку на них все написано и нарисовано. Стеклянные бутылки можно сдавать — либо в магазине, либо в специальный автомат. Я видел специальные баки для старых ботинок, использованных батареек и “посыпавшихся” компакт-дисков. 

    На работу принято добираться на велосипеде. В отсутствие оного я пользовался автобусом, который ходит строго по расписанию. Время в нем значится с точностью до минуты, например, “6.11”. В 90% случаев ровно во столько он и придет. Следят за этим строго — на вокзале в Кельне даже висит специальное табло, где пишутся данные о пунктуальности всех видов муниципального транспорта. Впрочем, мне доводилось ездить и в автобусе, опаздывавшем на 15 минут, и в поезде, задерживавшемся на час. Ехать в немецком автобусе приятно, но особый восторг — это местные поезда.

Досуг

    Немецкие поезда — самые комфортабельные из всех виденных мной. К тому же они самый практичный способ передвижения в другие города и веси. Например, скоростной экспресс общеевропейской системы InterCity доезжает из Кельна в Амстердам за два часа сорок минут, в Брюссель — за полтора часа, в Париж — за четыре часа. Не пользоваться таким выгодным географическим положением было бы глупо. Разумеется, я делал это только по выходным, когда и время было, и действовал Wochenendeticket — “билет выходного дня” на двоих с очень большими скидками. 

    С помощью поездов я побывал в Аахене, маленьком городке на границе с Голландией, где в сокровищнице местного собора хранится гигантский охотничий рог Карла Великого. Благодаря им я видел сумасшедшие автопортреты Ван Гога и “Последний дозор” Рембрандта в Rjiksmuseum Амстердама. Наконец, мне даже довелось поесть кассис (традиционное кушанье типа пиццы) в Страсбурге, причудливом коктейле из французского искусства шикарно жить (art de vivre) и немецкой рациональности. О Бонне, Дюссельдорфе и других окрестностях и говорить нечего — они были обследованы досконально. 

    К сожалению, все поездки я совершал в гордом одиночестве. Общаться после работы с коллегами в Германии не принято. Как-то раз мы сходили с другим практикантом в кино, случайно встретившись в толпе на предвыборном выступлении Гельмута Коля. Однажды мы немного выпили с сослуживцами на фуршете, посвященном открытию выставки художницы из Венесуэллы. Любопытно, что официант, которой с непроницаемым лицом разносил яства, оказался русским. Он просто сказал “пожалуйста” в ответ на наше русское “спасибо”. 

    Такая случайная встреча — скорее исключение из правил. Наши за границей предпочитают не общаться с соотечественниками, даже услышав русскую речь. Поэтому главное, чего вам всегда будет недоставать во время стажировки, — роскошь простого человеческого общения на нашем могучем языке. 

    На память о Германии у меня осталось много впечатлений и фотографий, немного вещей и опасная для жизни привычка спокойно переходить дорогу (там все машины тормозят). Еще я мечтаю оформить как надо все бумаги для налоговой полиции и получить заплаченные мною налоги (если вы имели мизерный доход, это реально). И снова пить пиво без воблы на берегу Рейна.

Журнал “Обучение за рубежом”

№2(3) 1999г.

Автор: Буховцев Андрей



Прочитайте еще про Отдых в Германии:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.