На поморской земле. на kuda.ua
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

На поморской земле.

KUDA.UA > Отдых > Отдых в России > На поморской земле.

На поморской земле.     К Онежскому полуострову, что в Архангельской области, я присматривался давно: очень хотелось обойти этот кусочек северной земли, который заманчиво “высунулся” из материка в Белое море. В марте этого года мечту удалось осуществить. Команда, состоящая из пятерых москвичей-горников (Сергей Адамов, Дмитрий Брусков, Владимир Мухин, Владимир Шиповский и автор этих строк), подобралась на удивление быстро. У троих из нас кое-какой опыт лыжных путешествий имелся, двое были лыжниками-новичками. Но это не помешало всем пройти за 14 дней 350 км вокруг полуострова. Похоже, мы первыми проделали такой путь зимой на лыжах (во всяком случае ни в Москве, ни в Северодвинске, ни в сёлах на маршруте подтверждений прохождения ранее его мы не нашли). 

    Выходной вес рюкзаков составлял 35 кг на человека. Примерно половина – в рюкзаке, остальное – в детских пластмассовых санках, купленных в магазине за 150 р. Сделанные из прочного нехрупкого материала, они за время похода не создали ни единой проблемы. 

    С погодой нам не повезло: 12 дней из 14 были ненастными. С утра – 6-8 грд., шёл снег, к обеду он становился влажным, температура повышалась до +2 грд. и начинался подлип. К началу марта на берегу моря обычно формируется плотный наст. В этом году обильные снегопады с конца зимы сделали прибрежную зону трудной для прохождения. 

    Из Москвы доехали поездом до Северодвинска. Он – центр подводного атомного судостроения, до недавнего времени был “закрытым” городом. Теперь въезд свободный, но поговаривают, что режим могут снова восстановить. Однако мы уже приехали. Я предварительно созвонился с одним из подписчиков “ВВ” и договорился о встрече на вокзале. Вообще, благодаря газете у нас есть связь с туристами-спортсменами во многих городах России. На вокзале к нам подошёл зав. отделом туризма городского детско-юношеского центра Вячеслав Туторин. Он предоставил нам в ДЮЦе комнату для ночлега, напоил чаем, подарил карту- “километровку” города с окрестностями, договорился о транспорте к месту старта. Огромное ему спасибо! 

    К началу маршрута, пос. Нёнокса, мы планировали доехать на местном поезде (его тут называют “мотовоз”). Но оказалось, что без пропуска это совершенно невозможно: в районе посёлка военные объекты. Получить же пропуск ни в Москве, в ГУ ВМФ, ни на месте нам не удалось. К счастью, от Северодвинска в сторону г. Онега строят Онежский тракт. По нему мы и проехали на “Газели” до заповедного урочища Куртяево. Недалеко от моста через р. Верховка живет сторож, который проводил нас к часовне. Внутри – родник с кристальной водой. Рядом с часовней грязевая ванна и три источника. Как сказал сторож, “от сердца”, “от желудка” и “от легких”. Испив целебной воды, мы осмотрели деревянную Алексеевскую церковь 1721 года, она в 10 минутах ходьбы от часовни. 

    От сторожа мы узнали, где идёт зимник в пос. Нёнокса (каждый год его прокладывают по-разному). Хорошо накатанная 14- километровая дорога привела нас в большой посёлок. На протяжении 500 лет этот поморский посад был одним из крупнейших поставщиков соли на рынки России. В Нёноксе несколько магазинов, почта, деревянная церковь XVIII в., две часовни. Зимой туристы бывают здесь не часто. Отсюда видны многоэтажные дома военного городка Сопка. Зимником по озеру Нижнее, оставляя Сопку справа, затем по р. Верховка направляемся к морю. Через час впервые увидели Двинский залив Белого моря (участок Онежского п-ва от устья р. Северная Двина до мыса Ухтнаволок, где предстоит идти, называется Летним берегом). Желания выйти на лёд не возникло: в прибрежной зоне глубокий снег, отсутствие наста и нагромождение льдов (“ропаки”, по-местному). 

    Поднимаемся на угор (крутой высокий берег моря) и продолжаем движение по зимнику. Растительность на берегу чахлая, низкорослые корявые берёзы и хвойные деревья согнулись под напором ветра в сторону полуострова. Сюзьма – небольшое поморское селение, в котором около 70 домов, в пяти из них живут зимой, в остальные приезжают летом. Электричества нет. В темноте отчётливо виден яркий луч маяка на мысе Толстик у городка Сопка. Ночуем у бабы Вали. Её дом – вроде постоялого двора: тут останавливаются рыбаки, охотники… 

    Транспортное сообщение на полуострове плохое. Зимой после снегопадов прокатывается зимник: вдоль моря или по вырубленной просеке идёт военная машина ГТТ (гусенично-тракторный транспорт) и оставляет след шириной до 2 м. Для движения на лыжах такая дорога утомительна: колея узкая, в ней много плотных снежных комков и ледышек, санки скребут стенки колеи, тормозят и переворачиваются. А вот ехать по зимнику после “Бурана” одно удовольствие! Если движение по дороге редкое, её заметает снегом и на открытых участках, особенно на побережье моря, зимник легко потерять. По четвергам из Северодвинска летает АН-2 по маршруту: пос. Пертоминск – с. Яреньга – с. Лопшеньга – с. Летняя Золотица (билет стоит 300 р.). Каждому селу дают по три места. Если желающих больше, можно заказать спецрейс. На “километровке” между многими сёлами показаны грунтовки, на самом деле их нет: в последние годы число жителей уменьшилось, ездить стали меньше и просеки заросли. Остались дороги Пертоминск – Красная Гора и Яреньга – Лопшеньга. Для разъездов и перевозки грузов местные жители используют лошадей, некоторые сельчане держат по несколько животных. Популярны “Бураны”, но они дорого стоят и для многих недоступны. 

    Летом передвигаются преимущественно по морю. Распространён недешёвый частный извоз на катерах. Из Онеги и Северодвинска изредка ходят корабли. Причалы есть не везде: лайды (прибрежные мели) не дают кораблям подойти к берегу. В таких случаях судно встаёт на рейд, а пассажиров к сёлам перевозят на лодках. Особенно много мелей на Онежском берегу (от устья р. Онега на юге до мыса Ухтнаволок на севере). 

    Село Красная Гора расположено на берегу озера Красное. Ориентиром с моря служит 10-метровый деревянный маяк. Местные жители говорят, что, когда Петр I проплывал мимо села, его приветствовали с холма женщины в красных сарафанах, отсюда и пошло название. Домов в селе много, но зимой обитаемы лишь несколько, есть движок, вырабатываюший электричество. Увидев в одной избе огонёк, просимся переночевать. 

    По занесённому зимнику до пос. Пертоминск – 10 км. Начались первые поломки в тросиковом креплении: за несколько дней сломались четыре щёчки в месте их соединения с центральной пластиной, часто перетиралась стропа, фиксирующая мысок ботинка. Кстати, перед походом пришлось переделать пружинный тросик, поскольку он был короток для обуви большого размера. 

    Некогда оживленный Пертоминск (в нём было более тысячи жителей), имевший свой рыбзавод, заметно опустел: работы не стало. Когда нас пригласили попить чай, то рекомендовали вещи внести в избу – на всякий случай. Удивляет щедрость и радушие местных жителей: к столу подали козье молоко, чай со свежим хлебом, соления, в дорогу положили пакет с навагой (здесь её ласково называют “наважка”). В посёлке – магазин, причал, остатки монастыря прошлого века: сторожевые башни, двухэтажные строения из красного кирпича, давно обжитые местным населением. 

    Унскую губу нужно пересекать в направлении левого деревянного маяка, правее полосы соснового леса на противоположной стороне залива. У нас была 10-кратная подзорная труба, поэтому ориентир видели хорошо. Поднявшись на крутой берег занесённым зимником, двигаемся вдоль косы по глубокому снегу до рыбацкой станции Холодная – длинного жилого барака с пятью вспомогательными строениями. С осени здесь никого не было, комнаты неубраны, печи дымят. Ночью пошёл снег и зимник занесло. Правда, вечером на станцию приехал сторож и с утра ещё был виден след его саней. По нему выходим в сторону Яреньги. Дорога идёт по стройному сосновому лесу. Температура поднялась до 0 грд., начался подлип. Пришлось снять лыжи и укрепить их на санки. Некоторые участники комбинируют мази, мытаясь “поймать” скольжение. В конце дня между двумя безлесными холмами в низине показались дома большого села Яреньга. Оно раскинулось по берегу моря и вдоль реки. Есть почта, клуб, магазин. В нём и завязалась беседа, нас пригласили на ночлег, а вечером предложили попариться в бане, истопленной по-чёрному. 

    Работу в Яреньге и в соседней Лопшеньге дают рыболовецкие колхозы. Неводами и рюжами (круглыми длинными сетями, укрепленными на деревянных обручах) ловят навагу, треску, сельдь. Работа сезонная. В остальное время жители промышляют самостоятельно. Большая проблема со сбытом пойманной рыбы: заготовители стали приезжать реже, да и постоянно снижают цену. Рыба, картошка и капуста – основная еда здесь. Ещё с лета заготавливают грибы и ягоды. Во многих сёлах хлеб пекут сами (в пекарнях серый батон стоит 7 р. – дорого). Фрукты здесь не вызревают, дети редко едят даже яблоки. Когда мы угостили апельсинами, купленными в магазине, детей хозяйки, они один убрали, второй съели, а корочки отдали маме, “чтобы чай заваривать”. Жизнь здесь нелёгкая, много сил и времени отнимают простые вещи: приготовить еду, накормить скотину, принести из проруби воду, протопить печь, нагреть воду для стирки. Женщина говорит о желании уехать отсюда – детям здесь трудно себя найти, хочется дать им образование. Но денег на это нет, поскольку нет стабильной работы. 

    Ночью был мороз, и утром мы впервые вышли на лёдовую поверхность моря. Тёмные избы, утонувшие в ослепительно белом искрящемся снегу, постепенно удалялись, пока не исчезли в воздушной дымке. Взяв направление на мыс Лопшеньгский, еле различимый в 20 км от Яреньги, идём по плотному насту. Пройти по прямой не удаётся: слева появляются участки, залитые водой, а затем и вовсе открытое море. От удаленности берега и близости тёмной воды мне становится не по себе, я начинаю уводить группу ближе к берегу. Лыжню пересекают крупные следы животного. Позже охотники нам пояснили, что это лоси идут на береговой лёд в поисках солёной воды. Соль – необходимый продукт в их рационе. У самой границы воды увидели тёмные точки, пропавшие при нашем приближении. Это были гренландские тюлени, они мирно грелись в лучах весеннего солнца и проворно ныряли в лунки, когда мы подходили слишком близко. На льду встретили неподвижного тюленя. Мех на его теле местами вылез, кожа потрескалась, он открывал беззубую пасть и вертел головою. Наверное, он был стар и ждал смерти. 

    На берегу показалось большое село Лопшеньга. Отсюда в с. Летняя Золотица идёт прямая 40-километровая линия связи. В двух часах ходьбы от села, на мысу Лопшеньгский, стоит уютная изба с обилием дров и печкой-буржуйкой. Здесь обедаем. Ночуем в полутора часах от мыса, рядом с мигающим маяком, в избе Воронья. Она стоит на угоре, на 15-20 м выше уровня моря, отсюда хороший обзор. Печь в избе дымила – пришлось готовить на газовой горелке. 

    Девятичасовой переход по границе берега, в обход ропаков, приводит в деревню Летний Наволок. На участке Яреньга – Летний наволок (58 км) избы попадаются каждые 20-30 минут и с моря хорошо видны, но не все пригодны для ночлега: одни разрушены, в других печи дымят. Так что надо иметь запас времени для поиска подходящего строения. Перед деревней пересекаем узкие длинные каменистые косы – наволоки. Говорят, что корабль Петра I в этих местах сел на мель, когда царь увидел здесь поморов, он молвил: “Дурни те, кто здесь поселился”. С тех пор второе название деревни, имеющееся на крупномасштабных картах – Дураково. Домов здесь около тридцати. Зимой обитаем лишь один. В 2 км расположена военная часть, которой деревня обязана электричеством, шестью телевизионными программами (одна немецкая) и зимником до с. Летняя Золотица – там аэродром, куда ездят за продуктами и почтой. Пьём чай у единственных постоянных жителей, дяди Пети и его жены, и уходим ночевать к военным. Нас пускают, предварительно проверив документы. 

    От в/ч по неудобной трассе, проложенной ГТТ в лесу, три перехода до моря. Справа в 8 км виден маяк на о. Жижгинский. Зимник вдоль моря занесло снегом. Идем прямо на мыс Ухтнаволок, который считается крайней точкой полуострова. На мысу три хорошие избы. Теперь наш путь на юг – по Онежскому берегу. Эта часть побережья пологая, лес здесь выше, стройнее и гуще: северные ветра его беспокоят меньше. Целый день идём по замерзшей поверхности моря – она ровная, ропаков и открытой воды нет. Ночуем в избе на мысу Лопалахта. Ориентир мыса – севший на мель корабль-мишень (от в/ч – 20 км). 

    Ночью и утром – опять надоевший снег, наст непрочный, под ним вода. Но побережье красиво: по границам ровных заснеженных заливов стоят молодые “припудренные” пушистые сосны. Перед селом Летняя Золотица берег немного повышается, бухта уходит влево, вглубь полуострова. Идти нужно прямо на деревянный маяк, левее цистерн и сараев. До села – 2 км. Из бухты само село не видно. На берегу застыли рыболовные катера. Домов в селе много – больше ста, есть три магазина, почта, школа, хлебопекарня, сельсовет. Глава местной администрации любезно размещает нас в здешнем интернате. Купив свежего хлеба, морошки, соленых грибов и капусты, устраиваем пиршество. 

    Санной дорогой двигаемся по лесу. Увлекшись “буранным” путём, уходим в сторону, на лесную делянку. Лесозаготовители объяснили, что от села на всех развилках нужно было двигаться только правой дорогой. Пришлось возвращаться. Далее 8 км до моря, ещё 4 – до разрушенного села Конюхово, оттуда 15 по очень утомительному, сильно пересечённому, с крутыми подъёмами зимнику – до деревни Пушлахта, расположенной в узкой морской бухте. Заборы, которыми огорожены дома, полностью заметены снегом. И если бы не высокие первые этажи, дома утонули бы по самые окна. 

    От Пушлахты до Лямцы – 60 км. Зимника нет. Обойдя мыс Тонкий по узкой просеке, выходим на море и по нему два часа двигаемся до мыса Чесменский. Там в глубине леса возвышается маяк, больше похожий на церковную колокольню. Близко к берегу не подходим: там глубже снег (его наносит ветер), под ним надо льдом полосы морской воды. В конце дня ночуем в избе Котово. Это дом с высоким жилым этажом. Когда-то здесь жили монахи с Соловецких островов, но мирские соблазны заставили их покинуть обжитые места и уйти вглубь полуострова. Рядом с домом стоит аккуратная часовня. От Котово 10-часовой переход по целине приводит в большое старинное село Лямца, уютно расположенное на одноименной реке и скрытое от моря высоким береговым холмом. У его подножия – высокоствольный сосновый лес. В честь русских солдат, отбивших нападение англо-французской эскадры в годы Крымской войны (1854 г.), в центре села стоит большой деревянный крест на постаменте из ядер неприятельского фрегата “Миранда”. Есть и магазин. Староста деревни размещает нас на ночлег в местной конторе. 

    До села Пурнема по накатанному зимнику 26 км. По дороге изредка проезжают санные повозки с людьми и грузом. При виде нашей группы одна лошадь боязливо останавливается, храпит и топчется на месте. Возница стегает её, и лошадь, сорвавшись с места, рысью проскакивает мимо, только чудом не задевая никого на узкой дороге. Перед селом у берега моря родник и деревянная беседка. Пурнема раскинулась вдоль моря на полкилометра. Жителей более 250 человек. В селе деревянная Никольская церковь XVII века, рыбколхоз, школа, магазин, почта. Останавливаемся в правлении колхоза. 

    Пройти напрямую до с. Кянда через губу Ухта и мыс Вейнаволок нельзя – море открыто. Приходится идти по утомительному зимнику с крутыми длинными подъёмами. Дорога местами прочищена плохо, колея кое-где слишком глубокая. В середине дня проходим село Рыбачье – несколько изб на берегу Ухтинской губы. Нижмозеро – небольшое село около красивого озера, уютно расположенное между высокими холмами и скрытое от ветров (30 км от с. Пурнема). Отсюда одна дорога ведёт через с. Уна в с. Красная Гора, а другая – в с. Кянда (20 км), конечный пункт нашего маршрута. До него по накатанному зимнику пять переходов. Здесь снуют “КамАЗы”, груженые землёй: заканчивается строительство последнего участка дороги Онега – Северодвинск. Теперь два промышленных центра будут связаны долгожданным Онежским трактом. 

    Большое село расположилось по обе стороны реки Кянда. Отсюда два раза в день в Онегу ходят автобусы (вечером в 18.30). В ожидании транспорта греемся в доме напротив остановки. Поражаемся невероятно голубым, прямо-таки бирюзовым глазам местных жителей. Говорят, такие только у поморов. Попутка довезла нас до ж.-д. вокзала Онеги. Поездом, с пересадкой, за полтора дня добрались до столицы. Москва нас встретила солнцем, которого так не хватало на гостеприимной онежской земле. 

    За консультациями можно обратиться в Северодвинск по телефонам: (8184) 52-71-80 (дом.) или 26-26-11 (раб.) – председатель городской федерации туризма Акулов Константин Григорьевич; 22-66-26 (дом.) 

Газета “Вольный ветер”

№45 10 2000г

Автор: Балабанов Игорь



Прочитайте еще про Отдых в России:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.