Навстречу своей ледовитой мечте. на kuda.ua
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Навстречу своей ледовитой мечте.

KUDA.UA > Отдых > Отдых в России > Навстречу своей ледовитой мечте.

Навстречу своей ледовитой мечте.    "Желание странствовать – не профессия, а склонность души. Она или есть, или нет. У кого есть, тот уже ничего изменить не может. У кого нет, тому и незачем."

   Олег Куваев.

   Любое путешествие начинается с мечты. Вот уже 15 лет пешком и на лыжах, на резиновой лодке и на велосипеде, когда в одиночку, когда в компании единомышленников забираюсь я всё дальше на север по Уральскому хребту, увлечённый простой идеей – достичь когда-нибудь Ледовитого океана. В августе 1999 г. настала очередь пройти через самый труднодоступный район Северного Урала по маршруту: пос. Ушма – р. Ауспия – пер. Дятлова – г. (гора) Отортен – исток р. Печоры – г. Маньпупунёр – г. Нейлентумп – р. Ыджидляга – хр. Маньхамбо – р. Паръя – пос. Приполярный – р. Щугер – хр. Пеленёр – пос. Вуктыл.

   К сожалению, в Оренбурге сейчас всё труднее найти людей, готовых к серьёзным путешествиям, а абы кого в трёхнедельный 300-километровый маршрут по диким безлюдным местам не возьмёшь. Идти, хоть и не в первый раз, предстояло одному. Но когда решение принято, все остальное становится проще. Забегая вперед, замечу, что за 20 дней пути только однажды мне встретилась группа туристов; других людей не видел.

   На станции Ивдель, на самом севере Свердловской области, начинаются и завершаются многие туристские маршруты. От вокзала до города и пос. Полуночное ходит рейсовый автобус. В этот раз я оказался единственным человеком с рюкзаком среди милиционеров, пенсионеров и молодых девчонок в камуфляже с нашивкой "охрана". Такова специфика здешних мест: одни "сидят", другие их сторожат. На развилках мелькают таблички: "Запретная зона", "Проход и проезд запрещены". Далее до пос. Вижай ходит "вахтовка", но только по вторникам и пятницам. Умудряюсь всего за 400 р. нанять "УАЗик" до пос. Ушма. На "Урале" можно заехать и дальше, до р. Ауспия, но это обойдётся в 1000-1500 р. Дорога до бывшего спецпоселения Ушма совсем разбита. Километров сто ехали четыре часа. Зимой же эти места и вовсе отрезаны от цивилизации.

   У сожжённого моста через р. Ушма провожаю машину и остаюсь один на один с шумом реки, густой стеной тайги и километрами, которые ещё предстоит пройти. Перейдя вброд речку, миную развалины бывшего спецпоселения, где в сохранившихся домах обитают две мансийские семьи, и встаю на ночлег на галечной косе у реки. Разгоняя комаров, дымит у палатки костерок, булькает в котле варево… Жизненный уклад постепенно приобретает привычный ритм. Время "белых ночей" здесь уже прошло – ночь скорее похожа на густые сумерки.

   За день по разбитой, заболоченной колее с развалившимися мостами добираюсь до р. Ауспия. Люди недавно покинули эти края, но тайга уже забирает назад отвоёванные у неё пространства. Сплошной стеной стоят по обочинам заросли молодого березняка, полыхает огненными цветами Иван-чай. Всю эту красоту приходится лицезреть через сетку накомарника под непрерывный звон "лучших друзей" туристов. Вдоль реки идёт натоптанная тропа, которая выводит к склонам Поясового Камня. Местами она заболочена, приходится преодолевать ручьи и выходить на отмели, поэтому лучшая обувь здесь – болотные сапоги. За полтора дня достигаю предгорий.

   Горная часть маршрута начинается с подъёма на печально известный перевал Дятлова. Здесь на восточном отроге горы Халатчахль в феврале 1959 г. в полном составе погибла группа из девяти свердловских туристов. Обстоятельства этой трагедии до сих пор не выяснены. Поисковая группа нашла в разных местах на склоне тела погибших и разрезанную изнутри палатку. Версий случившегося много – от падения ракеты до прилёта НЛО и прихода снежного человека. В память о трагедии перевал был назван именем руководителя группы, а рядом на скале установлен обелиск и табличка с именами погибших.

   Горные хребты в этой местности не превышают 1200 м, но из-за постоянных ветров и сурового климата тайга не поднимается выше 700 м. Здесь царство горной тундры: голые склоны, замшелые камни, поля из карликовой берёзы и ягеля. Как скелеты, торчат низкорослые сухие ёлочки. За несколько километров примечаю идущую мне навстречу группу. Ребята из Качканара и Екатеринбурга возвращаются от истока Печоры и горы Маньпупунёр. При хорошей погоде туда можно дойти за 3-4 дня. Обмениваемся впечатлениями и расходимся по своим маршрутам.

   Сильный холодный ветер сгоняет меня со склона вниз. Ночевать спускаюсь в урочище Поритайт-Сори. Туристы, стремясь к горе Отортен, обычно проскакивают мимо этого удивительно красивого места, идеально приспособленного для ночёвки. Каскадом водопадов скатывается небольшой ручеёк в закрытое от ветров ущелье. В голубое, прозрачное до дна озеро обрываются отвесные скалы. С противоположной стороны вплотную к воде подходит родничок. Отсюда берёт своё начало один из истоков р. Лозьва. Основной же вытекает из-под горы Отортен, из горного озера Лунт-Хусап-Тур, что переводится с мансийского как "Озеро гусиного гнезда" (по мансийскому преданию, во время всемирного потопа в этом озере спасся единственный гусь). Вообще топонимика этих мест изобилует напоминаниями о былых катастрофах. Так, гора Халатчахль переводится как "Гора мертвецов" (во время потопа на ней погибло девять манси). Название вершины Люнь-Сим-Сяха-Ала-Чахль на хребте Чистоп ("Гора, где плакал ребёнок") объясняют тем, что там в потоп спаслось пять мансийских семей с грудным ребёнком и его плач был слышен в любом конце того островка.   

   Над окрестными вершинами главенствует гора Отортен (1200 м). Её купол с характерным скальным гребешком на вершине виден за многие километры. Манси почитают её как священную гору. Раньше только местным мужчинам разрешалось подниматься туда. Говорят, ещё до войны женщин, нарушивших запрет, топили в озере под горой. Воспользовавшись хорошей погодой, забираюсь на вершину и снимаю великолепную панораму. Бескрайние таёжные дали синеют справа и слева. С юга и севера перекрывают горизонт горы Уральского хребта. Чуть в стороне, на северо-западе, на плато Маньпупунёр торчат, как заводские трубы, огромные каменные столбы. Хоть до них около 40 км, они отчётливо видны даже без бинокля.

   Спустившись по каменистому склону, весь день бреду по тундре, то утопая по щиколотку во мхе, то выворачивая ноги из переплетений карликовой берёзы и ивы. До ущелья реки Маньская Волосница воды нет, поэтому утоляю жажду, поедая голубику и жимолость, растущие тут в изобилии. Не желая отдавать свою кровь комарам, ночую на плато, прямо в тундре за горой Яныгхачачахль. Вид великолепный, спать на мхе мягко, как на перине, но за водой приходится ходить к родничку метров за двести. Утром застаю неожиданную картину. На водопой пришла медвежья семья – мама и два больших медвежонка. Долго наблюдаю в бинокль за этими красивыми зверями. Но мне тоже хочется пить. Громко кричу и стучу крышкой о пустой котелок. Медведица, вскочив на задние лапы, всматривается в мою сторону. Вдруг вся семья срывается с места и ломится вниз по склону, уступая мне водопой. Мышцы зверей играют под рыжей с серым отливом шкурой, мех лоснится на могучих телах. Жалею, что не взял фотоаппарат.

   Перебираясь с вершины на вершину, к обеду достигаю долины реки Печоры. Тропа, идущая по склону массива Янывондерсяхал, позволяет сменить сапоги на кроссовки и резко увеличить скорость движения. Ночую у истока Печоры на заброшенной оленеводческой базе, от которой остались только выбеленный дождями каркас палатки да сломанные нарты. Метрах в двухстах по широкой открытой долине течёт маленький, заросший осокой и ивой заболоченный ручеёк, но массивная чугунная табличка на столбах и камень с табличкой поменьше указывают, что это и есть начало Печоры. Отсюда до Горы Идолов около 8 км. Делаю туда радиальный выход. Хотя большую часть пути пришлось продираться через сплошную заболоченную тайгу, отбиваясь от озверевших комаров, оборачиваюсь за день.

   Семь 30-метровых каменных столбов, раскиданных на площадке в несколько сот метров на плато Ичетбэлбанъиз хребта Маньпупунёр, по сути являются визитной карточкой всего Северного Урала. Их фото есть даже в школьном учебнике географии. Увидеть их воочию – мечта каждого туриста. Наверняка у геологов есть научное объяснение их происхождения, манси же считают, что это Ялпынг-Ойка-Нёр – Святой Старик Урал обратил в камни семь злых ненецких шаманов, пошедших войной на народ манси. Главный шаман уронил бубен, и из него образовалась гора Койп, расположенная в 20 км к югу.

   Исток Печоры и гора Маньпупунёр находятся на территории Печоро-Илычского заповедника, но с юго-восточной стороны он никак не охраняется. Впрочем, нелишне будет позвонить в контору заповедника в пос. Якша Троицко-Печорского р-на по тел. (821-38) 9-56-99 и согласовать с начальником охраны Марчевским Виктором Николаевичем свой маршрут и сроки. Засушливым летом 1999 г. в Республике Коми было полностью запрещено посещение лесов. Всякий, застигнутый там лесной охраной, считался потенциальным поджигателем. И выйди я неделей раньше, до снятия чрезвычайного положения, не избежать бы неприятностей. Но сейчас дожди льют каждый день. Облака мокрой ватой закрывают вершины и перевалы. Приходится отсиживаться то в палатке, то в избушке, а потом, потеряв уже всякую надежду высушить комбинезон и наплевав на мокрые портянки, ломиться напролом через сырую тайгу.

   Следующие 10 дней путешествия состоят как бы из отдельных мелких событий, вплетённых в монотонные серые мокрые дни. Постоянные подъёмы и спуски по таёжным увалам, череда рек, речушек и ручейков с одинаковыми берегами и скальными прижимами, похожие друг на друга курумные поля, болота и голые вершины. Трудно передать на бумаге висящий в мокром воздухе резкий запах недавно прошедшего зверя и ощущение холода в затылке от взгляда притаившегося где-то медведя. На речке Ыджидляга наконец выхожу на тропу и нахожу стоянку группы туристов из Челябинска, которая идёт на дня три впереди меня. Не раз потом их след помогал мне, да и сознание, что всё же есть люди в этом диком краю, слегка успокаивало. Такие отчаянные ребята наверняка читают "ВВ", и неплохо было бы связаться с ними, чтобы обменяться впечатлениями. Откликнитесь!

   Отдельно торчащие из тайги каменистые вершины Атынгаух, Нейлентумп, Атертумп, Хурумпаталы формируют хребет, который считается географическим центром Урала. Одновременно это и самые глухие на Урале места, такой "полюс относительной недоступности". Стоя на очередной горе, обозревая такие же вершины, тайгу и бескрайние Илычские болота, начинаешь с трудом, как и известный бард, верить, что "где-то бабы живут на свете, друзья сидят за водкою…". Но инстинкт самосохранения, спортивная злость или просто упрямство гонят вперёд.

   Позади полдня скитаний по заросшему жутким ивняком болоту на горе Янгтумп, несколько ночёвок под дождём на ручьях-притоках рек Пашкевож и Укъю – и вот уже хребет Маньхамбо, за которым исток Щугера. Сердце радостно бьётся в предвкушении скорого финиша. Словно в награду за упорство окрестная тундра усыпана ковром из морошки и голубики, то тут, то там почти над карликовыми деревцами торчат шляпки грибов "надберёзовиков". Всё это – неплохая добавка к рациону из вяленого мяса и круп.

    С хребта в бинокль вижу телевышку и строения пос. Приполярный. По речкам Паръя и Толья выбираюсь в цивилизацию. Построен посёлок в 1978 г. для обслуживания компрессорной станции газопровода "Сияние Севера". Выбравшись из тайги, испытываешь настоящий шок, увидев вдруг асфальт, блочные трёхэтажки и мужиков, распивающих пиво в гаражах. В Приполярном около двух тысяч жителей, есть почта, телефон, больница, школа. На ежедневном вертолёте можно улететь в посёлки Югорск или Советский Тюменской области.

    Если же нет 700 р. на билет, то на попутках вдоль газопровода можно добраться до Вуктыла и Ухты. Дорога эта в некоторых местах доступна только "Уралу", но через Щугер уже строят новый мост и отсыпают дорогу. Вдоль реки разместился целый посёлок мостостроителей и обходчиков газопровода, тут есть электричество, связь, вертолётная площадка. На реке дежурит пикет охраны национального парка "Югыд-Ва". Без путёвки на сплав по Щугеру не пускают. Её за умеренную плату можно получить в конторе парка в Вуктыле. Ещё нужно быть готовым к тому, что на КПП "КС-3" под Вуктылом охрана газопровода проверит ваши документы. Короче, если отдыху на тёплом морском песочке вы предпочитаете рюкзак, сырую палатку, тучу комаров и массу ярчайших впечатлений, ступайте покорять "полюс недоступности" Урала.

Газета “Вольный ветер”

№47 04 2001г

Автор: Балабанов Игорь



Прочитайте еще про Отдых в России:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.