Обряд очищения. Часть 2 на kuda.ua
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Обряд очищения. Часть 2

KUDA.UA > Отдых > Отдых в Мексике > Обряд очищения. Часть 2

В Чиче мы столкнулись с подобным четырехсотлетним лицемерием впервые. За внешней христианской скорлупой (ну розовый я слон, только не бейте!) сохранился взбитый омлет из натуральных местных культов, которые тихой сапой исповедовали местные тихони все это время. У подножия весело разукрашенных святых апостолов и пророков сидели индейцы – в ярких цыганских лентах, вышитых розами кофточках с орлиными носами (от их профилей я тащилась особо) – живые древние идолы – и пили какие-то местные ритуальные напитки. Или это они в мексиканской Чамуле пили волшебные напитки (досточтимый дон Хуан, салют тебе, салют!), сидя на полу, устланном толстым ковром из длинной сосновой хвои священного древа жизни?

Тут возникла забавная ассоциация – вечная путаная связь индийцев и индейцев в стиле дядюшки Колумба: индийское священное древо Деодар, воспетое в стихах русским поэтом Константином Бальмонтом: Но из ствола исходит неволящий угар,

и паутинят ветви для душ силки мечты……

но кто лесных коснулся густых смолистых чар,

тот древу Деодар отдаст всю пряжу дней,

и санскритскими авторами Аюрведы – старосветский эквивалент американской коки – явный родственник по прямой местного индейского священного дерева. Правда о кокаинном содержании Деодара мало кто знает. Странно, что знал Бальмонт.

В церкви потерявшейся во времени и традициях чичекастенангцы нас опять совершенно не замечали, будто мы, а не они были призраками прошлого – жгли свечи и копал, нежно звонили колокольчиками и молились крестам. Это очень важное место, про кресты. Про них тоже мало кто знает, а кто знает, не всегда верит – потому что действительно странно. Кресты, царящие здесь повсюду – не христианские символы смерти и воскрешения, а местные индейские символы вечной жизни. Суть похожая и в этом заключается вся петрушка. Вообще в майянской мифологии удивительным образом обнаруживаются точки пересечения с христианским мифом: майянские миры – солнца – создавались ценою жизни какого-то божества, которое, давая свою плоть и кровь в качестве строительного материала, становилось богом этого мира, этой юги. Христос, отдавший на кресте свою жизнь, победил всех конкурентов и стал реальным богом нашего времени (слова "пейте – се кровь моя, ешьте – се плоть моя" всегда казались мне не просто дикими и каннибальскими, но действительно безнадежно древними, "не из этой оперы". Крест, присутствующий на куче экспонатов в потрясающем Музее Антропологии в Мехико Сити, Теотиуакане и др. – для нас привычный символ Христа – у майя символизировал древо жизни. Или то, что я никогда не могла простить христианству – уничтожение древних цивилизаций (хотя помните дзенское: встретишь учителя – убей учителя, встретишь Будду – убей Будду) – было чем-то другим? Слиянием? Узнаванием? Но это только Блаватская, взиравшая на мировую культуру близким мне методом "отъезда камеры", догадалась маски поснимать, обнаруживая под ними одни и те же лица, да и то вызвала у всех сплошные издевательства. Постебаться оно, конечно, полезно, но не всегда.

Так или иначе, гватемальские майя оказались по-еврейски хитрыми, спрятались за идентичностью символики и устояли. Через 400 лет после кровавого мочилова конкистадорами и добрыми христианами (о, как я люблю это – не убий, не убий!) майянская культура была еще жива. Я злорадствовала. Торжествовала. Вспоминала некогда любимую трилогию Мережковского "Христос и Антихрист". Чувствовала себя возрожденной Арсиноей, ха!

Мы еще побродили по базару. Полюбовались на орлиные носы, скошенные лбы и миндалевидные глаза. Костик сказал: " Больше здесь делать нечего. Все равно ничего не происходит. Поехали дальше". Я не была готова так быстро расстаться с Чиче, хотелось выжать из этого дня максимум. Какой? Не знаю. Наверное, хотелось чуда. Загадала: вернемся в гостиницу и подождем еще два часа до следующего автобуса в Панахачель. Если ничего ТАКОГО не случиться – поедем. Первым кого мы встретили, вернувшись в гостиницу, был милый муж нашей милой хозяйки. Он был майя, и он говорил по-английски. Это уже был подарок судьбы. Оказалось, что дядька давно живет и работает в Штатах (отсюда хороший английский и такая интерьерная толковость), а отельчик держит так, для удовольствия. Возникла редчайшая возможность поговорить о майанской культуре не с себе подобными чтецами-теоретиками а ля Кнорозов, а с живым носителем традиций. Я, разумеется, задала все "правильные" вопросы: про четыре Толлана, адекватность текстовых расшифровок и про 2012 год. К сожалению 400 лет христианизации и 14 американизации сделали свое доброе дело, и знания настоящего майя про свою собственную культуру мало, чем превосходили наши собственные. Правда, удалось выучить несколько слов на майянском и научиться считать до десяти. Самым ценным, пожалуй, было сообщение о том, что на окраине города, на вершине холма находится другой, альтернативный официальной церкви храм – настоящий центр местной духовной жизни. В свое время христиане, запретив местные культы, отправили жрецов в ссылку за пределы города, где они до сих пор и проживают рядом со своими храмами-алтарями и практикуют древние культы. И даже если никаких церемоний сегодня и не ожидалось, туда можно было элементарно дойти пешком (минут 20-30) и посмотреть на живого жреца Кетцалькоатля. Ура!

Мы пошли в сторону горы. Весь маленький городок Чичикастенанго покоился в ее тени, также как индейская торговая площадь – в тени христианской церкви. Очень символично. Я шла по тропинке как по эскалатору машины времени. Вдруг заметила перед собой медленно бредущую женщину с пестрым вышитым свертком на голове. Она двигалась в том же направлении, что и мы. Перед ней можно было наблюдать еще несколько майянских дам – коренастых, кривоногих, одетых в богато вышитые народные костюмы (вот где снимался гватемальский фильм National Geographic!). К вершине холма мы подошли одновременно. Они не спешно. Мы – сотрясаемые внутренней истерикой. Ритуал! Все кроме одной селянки остались в стороне, а та последняя дала нам увидеть и пережить зрелище, которое в мире кроме нас видели, наверное, еще человек 100. Из Москвы – человека полтора ( всегда хочется так думать). То, что это церемония очищения мы догадались сразу – действия жреца и набор принесенных дамой предметов имел древние, абсолютно международные корни и на 80% были описаны в книгах Фрезера по древней магии. Похожим образом очищение от болезни или сглаза совершались и в языческой Руси.

О жреце хочется рассказать отдельно. За сорок пять дней, проведенных в Мексике и Гватемале (две поездки с разницей в 4 года) мы видели много жрецов. Узнаются они легко – по характерной, богато вышитой одежде – широкие штаны, рубаха, пояс (обычно мужчины так не ходят) и по лицу. У всех майянских жрецов лица, в корне отличающиеся от окружающей индейской массы. Они европейские. Тонкие, мелкие черты – точная копия статуй-"атлантов" из мексиканской Туле, никаких тебе скошенных лбов и подбородков, ни тяжеловесных шнобелей а ля Фрунзик Мкртчян, ни сливового разреза глаз, ни хищных птичьих черт недобитых ацтеков, ютящихся сегодня в нищих предместьях Мехико -Сити. Другая раса, совершенно иной этнический тип. Мы нигде об этом так и не прочитали, не нашли никаких объяснений, ни до поездок, ни после. Чичикастенангский шаман не составлял исключения. Очень спокойный и сосредоточенный, он уверенно делал свое дело. Работал. Я это воспринимала именно так: человек работает, Врач – лечит, учитель – учит, дворник – метет, жрец совершает ритуал. Никакого экстаза, выпученных глаз, брызжущей слюны, скаканий и припадков. Я вспомнила как Мира Альфасса – ауровильская Мать (Ауровилль – духовная коммуна на юге Индии, исповедующая интегральную йогу Шри Ауробиндо, где я прожила два года) – описывала духовное восхождение йогина – как каждодневный труд, медленный, упорный, скучный, однообразный, не приносящий никакого кайфа. Никакого кайфа.

Удивительное рядом – в этом мы не сомневались. Но едва ли мы были готовы к тому, как на наш безнадежный вопрос: можно ли снимать? заданный для проформы, ответит наш "йогический" жрец. Торговок на рынке снимать нельзя, детей – категорически нельзя, даже народные чипсы -жареные кузнечики – табу, а ритуал очищения? Шаман ответил утвердительно. Можно. Мы были на грани экстаза! Лишь бы наш "свитхард" не передумал! Мы, стараясь быть как можно более деликатными, отошли подальше, выключили вспышку и, понимая, что сейчас, вот в этот самый момент – мама дорогая! – запечетливаем нечто такое, чего нет ни у кого в Москве, быть может, даже у National Geographic – в упоении начали переводить мгновение в вечность. Стой, мгновение, тпрру! ты прекрасно! Я снимала на видео, Костик – на фото. Боясь что-нибудь упустить, не смотрели своими глазами – думали, потом посмотрим на пленках и все восстановиться в памяти.

Мне всегда было сложно описывать состояния, но я думаю, каждый понимает, что я имею в виду, говоря про перемещение в прошлое. Это очень волнительно.

Описывать церемонию я не буду. Во-первых, подробности не помню и не хочу врать. Почему не помню – скоро станет понятно. Память вне глазка камеры сохранила не так много: разноцветные свечи и пучки какой-то травы, куча копала в пачках и так, сырые куриные ноги, растительное масло, местный алкоголь (типа пульке), в числе очистительных предметов: яйца, лимон, соль и чеснок (последний я всегда любила и немного обижалась на индусов, у которых лук и чеснок считались плевками ракшасов). Кроме того, среди пищевых подношений были консервные банки с мясом по типу тушенки. Когда под конец все дары сжигались в костре, мясные консервы взрывались со страшным грохотом и металлическим салютом: духи тушенку принимали и громогласно благодарили. Во всяком случае, я так восприняла. Жрец "диктовал" тетке покаятельные "мантры", а она их повторяла – сама видно наизусть не знала. Мистических потрясений от увиденного особо не было, в экстазе мы тоже не бились – хотя странно, да? (в Мачу-Пикчу, гималайском Джомсоме или в индийской Эллоре – бились, еще как!), здесь эмоции были в большей степени интеллектуальные, а не утробные: мы видим то, что видели не многие и что, по всеобщему убеждению, умерло пару столетий назад. О.К. Прошло полтора часа. Магическая церемония окончена. Все – вышитый жрец, зачищенная тетка и окрыленные мы – расходятся по домам. Мы – в гостиницу и утомленные пережитым, почти сразу ужинаем и засыпаем. Костик перед сном проглядывает отснятый материал и перематывает на начало – чтобы посмотрела я. Но я уже крепко сплю.

На следующее утро, мы, осчастливленные столь удачным началом поездки в мягком режиме завтракаем, едем в Панахачель и, благодушно развалясь на берегу чудного озера, снимаем всякую фигню: друг друга на фоне и без фона, совершенно аквариумных рыбок сквозь прозрачную озерную воду, птичек-кетцалей, летающих над нашими головами. Возвращаемся в гостиницу "Гранд Хотель" (название, как всегда, "соответствует": номер на восемь коек, где мы – единственные постояльцы – платим 13 долларов за двоих) с зашторенным пленкой бассейном. Просим расчехлить, беспечно плещемся – о, благодать! – и просматриваем отснятый материал. Я перекручиваю на начало. Общипанный птенец попугая, снятый нами на обратном пути с ритуальной горы, аквариумные рыбки, наши легкомысленные физиономии. Никакой церемонии. Не верю своим глазам. Перематываю снова – может, что заело? Снова ненавистные земноводные, злорадно глядят сквозь толщу стеклянной воды. Равнодушно закрыл глаза полулысый птенец – чхать он на нас хотел! Все. Тут до меня доходит… Церемония ОЧИЩЕНИЯ!

Жрец попал под подозрение сразу – скорей всего он знал все заранее, поэтому так легко и разрешил. Наверное, такие вещи действительно не стоит снимать на пленки. Наверное, мы невнимательные, расконцентрированные лохи, что не проверили пленку и так нам и надо. Наверное….Объяснений столь глупой "церемонии очищения" пленки можно найти сотни. Так или иначе, великий триумф нашего путешествия во времени и пространстве так и остался только нашим триумфом. Им как сном или спиритуальным переживанием не поделишься. Можно пересказать близко к тексту, но будет уже не то. Позже, уже доехав до Тикаля, мы присутствовали на другой церемонии – индейско-европейской. Что-то типа церемонии "За мир во всем мире!", как нам сказали. Эдакий New Age. Современная версия, перевод на испанский, вседоступность, куча европойдов, ноль тайны. Хотя против мира во всем мире я ничего не имею. Даже снять удалось. Как потом выяснилось, только мне, другим "майянский жрец" закрывал ладонью видоискатель (ликования по этому поводу случилось меньше, чем могло бы быть).

…После таких историй начинаешь кое-что понимать, учишься отличать истинное от подделки, и ценить то немногое, что судьба допускает тебя пережить. Это становится частью твоего личного опыта, который, как и свою карму, ты не можешь никому передать. Все настоящее человек обречен, переживать в одиночестве. Обидно, но факт.

Карина

Карина

20.04.2004 16:59:00



Прочитайте еще про Отдых в Мексике:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.