Миф третий: “Что ж я такой тупой!”     “Я неспособен к языкам” – одни произносят эти слова, сокрушаясь о собственной тупости, другие к на kuda.ua
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Миф третий: “Что ж я такой тупой!”     “Я неспособен к языкам” – одни произносят эти слова, сокрушаясь о собственной тупости, другие к

KUDA.UA > Отдых > Отдых в Германии > Миф третий: “Что ж я такой тупой!”     “Я неспособен к языкам” – одни произносят эти слова, сокрушаясь о собственной тупости, другие к

    Миф четвертый: “Говорю – значит знаю”

    Довелось мне не так давно побывать в одной арабской стране. Поскольку арабский язык не принадлежит к самым распространенным в мире, а туристов в стране – как песку на берегу морском, едва ли не все местные жители, которым приходится вступать в контакт с иностранцами (то есть, преимущественно, торговцы, сотрудники отелей и сферы обслуживания) могут объясниться по-английски и по-русски. Значит ли это, что они знают эти языки? Ничего подобного. Минимальный лексический запас и пара грамматических конструкций на все случаи жизни помогает им высказать и понять все, что им требуется, в жестком наборе конкретных ситуаций. Этот набор может быть более или менее широким, но, тем не менее, едва разговор уходит чуть в сторону или вы, забывшись, начнете изъясняться предложениями, состоящими более чем из четырех слов, иллюзия осмысленной коммуникации рассеивается. Ладно, если просто смотрят с недоумением, а то ведь могут понять наоборот…

    Все это как будто нарочно придумано, чтобы на практике опровергнуть очередной распространенный миф: говорить на языке и знать язык – одно и то же. И лучшей иллюстрации издержек коммуникативного метода обучения, ставящего во главу угла устную речь, просто не найти.

    Говорение – это прекрасно, это важнейшая составная часть владения языком. Но… попугай тоже может разговаривать. И частые просьбы учеников: “Научите меня устной речи, без чтения и без грамматики”, по сути, означает одно: сделайте из меня птицу-пересмешника. Конечно, набор лексико-грамматических структур, преподаваемый на “разговорных” курсах, превышает тот, которым располагает любой волнистый Кеша, но принцип обучения тот же.

    Интересная вещь: порой человек, пассивно владеющий языком (то есть знающий грамматику и имеющий определенный лексический запас, но не применяющий их на практике) при необходимости объясняется куда успешнее, чем “ходячий разговорник”. Понимание того, как устроен и как “работает” чужой язык, повышает маневренность речи и дает возможность прийти к взаимопониманию в любой ситуации.

    Миф пятый: “Не бойтесь делать ошибки”

    Действительно, бояться этого не надо. Страх сковывает язык, и вы никогда не разговоритесь, если будете дрожать за каждую сказанную фразу: а вдруг неправильно? К тому же, если вы так и не “озвучите” конструкцию, в которой не уверены, и учитель вас не поправит, вы никогда не узнаете, как она должна звучать на самом деле.

    Ошибки – штука полезная, но до поры до времени. А именно – пока на них учатся. А учатся для того, чтобы впредь их не делать. Эта противоречивая сущность ошибок и породила вокруг них обоюдоострый миф, сильно мешающий тем, кто, в принципе, хочет научиться говорить без них.

    С одной стороны, существует убеждение, что в процессе обучения ошибки исправлять вообще не надо, кроме самых грубых, искажающих смысл речи; потом, дескать, в процессе дальнейшего обучения все образуется само собой. Такое мнение можно услышать от многих “радикальных” преподавателей, работающих по коммуникативной методике. А студент и рад: преподаватель его не поправляет – значит, все в порядке.

    На самом деле “само собой” ничего не бывает, в том числе и ошибки не исправляются “по щучьему велению”. Конечно, на международном “пиджине” можно говорить безграмотно, но для этого и учиться не надо.

    Моя вузовская преподавательница, замечательный педагог К.П.Гинтовт (ныне, к сожалению, покойная) часто говорила, что не любит работать с выпускниками спецшкол: “У них большой словарный запас, они бегло болтают, но грамматические ошибки просто въелись в их речь. Куда проще со студентами из обычных школ. Пусть они ничего не знают – научить легче, чем переучить”.

    Другая крайность: каждую, даже самую незначительную ошибку нужно непременно исправлять. Такое нередко встречается на занятиях по традиционной методике (правда, у неважных педагогов), в результате чего бедный студент уже боится и рот раскрыть. Да, “перфекционизм” сплошь и рядом приводит к параличу речевой деятельности. Когда молодой композитор Антон С. приехал впервые на стажировку в Германию, он сильно печалился из-за своей несовершенной немецкой речи. И попросил приятеля-немца: “Поправляй меня, если я что скажу не так”. Педантичный Никлас отнесся к своей задаче добросовестно, и, стоило Антону сказать слово, одергивал его: “Ты не так произносишь”, “Такого выражения нет”, “Не тот падеж” и т.п. В результате наш герой, человек разговорчивый и к тому же знавший немецкий совсем неплохо… замолчал. Опомнившись, он отстранил Никласа от должности педагога и пошел на курсы. Закончилось все хорошо: теперь Антон не только блестяще говорит на литературном немецком, но и мастерски изображает берлинский, мюнхенский и прочие диалекты.

    Итак, правильный подход – “золотая середина”. Ошибки, конечно, надо исправлять. Но не механически, иначе выйдет как в школьном анекдоте про мальчика, который вместо have gone говорил have went. Учитель оставил его после уроков и дал задание: сто раз написать в тетрадке have gone, have gone… Ученик так и сделал, а потом с сознанием выполненного долга отправился домой, оставив учителю записку: Here is my copybook. I have went home.

    Миф шестой: “Эллочка обходилась тридцатью”

Даже поверхностный сравнительный анализ лексики в учебниках иностранного для начинающих (взрослых) показывает: авторы как будто специально постарались, чтобы учащимся было очень скучно.

    Чем больше слов, тем лучше – таков распространенный миф, на котором нередко основывается формирование словарного запаса.

    Когда ребенка учат иноязычной лексике, без строгого порядка называя ему окружающие предметы (“Вот это стол, за ним едят, вот это стул, на нем сидят”) – это вполне естественно: примерно так же он совсем недавно осваивал родной язык. Взрослый же, как правило, настроен на то, что с самого начала занятий пройденный им материал можно будет использовать в коммуникативных целях, то есть, попросту говоря, для общения. Теперь представьте себе солидных дядь или теть, перебрасывающихся репликами вроде: “Анна и Марта купаются”. – “А я работаю в Министерстве внешней торговли”. – “Я читаю рассказ “Злой лев””. – “А моя семья большая и дружная”…

    Примерно такая каша образуется в голове по прохождении первых же уроков некоторых учебников английского и немецкого (из которых и взяты все эти предложения). Несмотря на немалое количество запоминаемых слов, в осмысленную, привязанную к жизненным ситуациям речь они никак не выстраиваются. И попав за рубеж с таким “багажом”, человек оказывается в положении анекдотического голландца, который приехал в Германию, вытвердив красивую фразу из учебника: “Вы случайно не видели рыжую корову моей бабушки?” Ясное дело, что ему так и не представился случай осведомиться о местонахождении этого полезного животного.

    Недаром известный всем Игорь Шехтер метко сравнил подобные учебные тексты с абсурдными диалогами из пьес Ионеско. “Понятно, почему ученики так часто не любят занятия иностранным языком: надо механически запоминать некие операции с непонятно зачем произнесенными словами – это трудно, это скучно, это насилие, это отупление. И это дикий стресс, наконец!” – таково мнение создателя эмоционально-смыслового метода, где в основу обучения положены не слова и даже не структуры, а реплики, из которых и строится осмысленный диалог.

    Миф о словарном запасе возник тогда, когда язык преподавался с установкой не столько на живое общение, сколько на чтение и перевод текстов. Разумеется, если вы собираетесь стать профессиональным переводчиком – учите слова, хорошие и разные. А если язык нужен вам для бизнеса, а вас на курсах заставляют вести светскую беседу на тему “Английский театр”? Кто угодно “взвоет”, как “взвыли” мои ученики – сотрудники некой фирмы, которым я в свое время взялась преподавать бизнес-английский, еще сама смутно представляя, как это делается… Но тогда совместными усилиями и “методом тыка” мы установили: нужная и интересная им лексика вполне укладывается в структуры и реплики, соответствующие их стремящемуся к нулю уровню знаний. Грубо говоря, фразы типа The accountant is late (“Бухгалтер опаздывает”) для них несли в себе куда больше смысла, чем “The table is big”. И запоминались лучше.

    Есть и другие мифы. И легенды. И заблуждения. Общие и индивидуальные. Зловредные и не очень. Но о них – в другой раз.

Журнал “Обучение за рубежом”

№6 2002

Автор: О’Брайен Хельга



Прочитайте еще про Отдых в Германии:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.