Рио без каpнавала, кофе и белых штанов. Часть 1. на kuda.ua
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Рио без каpнавала, кофе и белых штанов. Часть 1.

KUDA.UA > Отдых > Отдых в Бразилии > Рио без каpнавала, кофе и белых штанов. Часть 1.

Рослая блондинка с хорошими формами четким движением вывалила из кофточки грудь и прижала к ней мое лицо. В голове помутилось. Я не успел даже спрыгнуть с капота машины, на который взгромоздился для неторопливой беседы с местными красавицами о ценах на любовь и обстоятельствах этого действа.

Вторую руку девушка запустила вниз, к самому нежному и трогательному, и энергично начала будить любовный пыл. От бразильского темперамента желание что-то выяснять или сопротивляться улетучилось.

– Пропадаю, – мелькнула мысль.

Кариока (так зовут жителей Рио-де-Жанейро) настаивала заняться любовью здесь и немедленно, хоть на капоте, хоть на песке пляжа, – вот он, через дорогу, хоть в океане, на худой конец – пойти в гостиницу. Скудный запас английских слов и выражений иссяк, ничего внятного вымолвить я уже не мог.

От неминуемой гибели спасли товарищи, отбили. Без потерь не обошлось. Пока я тонул в пышном бюсте, Сергей тоже подвергся домогательству. Но ему было легче: он не сидел на капоте и мог отступить на шаг-другой. Через полчаса он обнаружил, что из кармана испарилась бумажка в десять долларов.

…Мое состояние точнее всего передавала пословица: “Еле-еле не далась, до сих пор дрожу”.

– И ведь ничего такого не думал, просто ознакомительная прогулка: на “ночных бабочек” поглядеть, узнать условия их труда, – оправдывался я, но товарищи хохотали.

Так началась первая ночь в Рио, сумасшедшем городе на берегу Атлантического океана.

Турист – не скотина.

Вежливый, но директивный гид гонит туриста на экскурсии так же, как пастух скотину на пастбище. Шаг влево, шаг вправо – удар бичом.

“Опоздаем, не успеем, у нас программа”.

Если встать пораньше, можно вырвать немного личного времени. С гостиницей нам повезло: “Рио Интернациональ” (четыре полновесных звезды) стоит прямо на Копакабане. Она же – авенида Атлантика, одна сторона которой – жилые дома, банки, отели, увеселительные заведения, другая – всемирно известный пляж. Между – трехрядная автострада. До океана – полторы минуты прогулочным шагом.

Медленно и вальяжно идти на такой пляж впервые может только толстый немец. Как нормальные люди, мы неслись галопом. Вещи – на песок и грудью – в Атлантику. Песок – желтый и нежный, как в песочных часах. Сочи , Гагры или Ялта с булыжными берегами уже не порадуют.

В нашей компании оказался умник, учивший в институте португальский язык. Он успел прознать, что в отеле можно искупаться в бассейнеЕ на 20-м этаже.

У последнего этажа крыши нет. В центре – бассейн восемь на восемь метров. Рядом – лежаки красно-коричневого дерева (без заноз), столики под зонтиками. Тут же бар с напитками. И невероятные виды. Только в бассейне я начал осознавать, что попал на другой континент. Хотя нет, вру. Мыслей не было, хотелось мычать от невыразимого восторга.

Наши бледные тела упали на горячие лежаки. Тут же барменша (гадкое слово) принесла полотенца и карту напитков. Под зонтиками дули разноцветный коктейль иностранцы. Как настоящий индеец, жестами я объяснил, что мы хотим такой же. Меня поняли. Коктейль был вкусен неописуемо.

До одури наевшись за завтраком (шведский стол, иностранцам привычней название “открытый буфет”), группа погрузилась в БТР. Нет-нет, в городе не воюют. Так сокращенно называлось бразильское турагентство и воинственные буквы красовались на боку автобуса с кондиционером, туалетом и телевизором. Телевизор не работал, да он и не был нужен.

Прилететь за тысячи километров и смотреть ящик – преступление. Надо ли знакомиться с красавицей-мулаткой, приглашать ее в номер, чтобы ночь напролет играть с ней в шашки? Экскурсия – обычно занятие скучное и тоскливое. Но нет правил без исключений, хотя экскурсоводов ссылать на Соловки надо непременно.

Вприкуску с океаном.

В Рио туристов перво-наперво волокут на гору Корковадо, на которой установлен гигантских размеров Христос – символ города. Сама гора семьсот с лишним метров, Иисус – почти сорок да еще десять – постамент. Если голые цифры не впечатляют, то представьте 25 девятиэтажек одна на другой или Останкинскую башню.

От подножия к вершине гоняет мини-поезд на электрической тяге. От 20-минутной поездки по тропическому лесу туристы дуреют от восторга.

– Гляди, обезьяны!

– А вон кокосы какие!

Из ствола гигантского дерева проклюнулся маленький отросток, на нем висит крупных размеров тыква, но вся в шипах. Туристы норовят дотянуться и что-нибудь сорвать.

– Это плод жака, – объясняет девушка-гид.

– А по-русски как он называется, и как его едят? Он вкусный или так себе?

Детский вопрос ставит девушку в тупик и она зачем-то обижается.

Последнюю сотню метров идем пешком. Увешанные фотомыльницами и видеокамерами, к ногам Спасителя туристы добираются мокрыми насквозь. Но это не слезы умиления, а липкий пот.

Забраться сюда стоит не только из-за сказочных пейзажей. Пятнадцатимиллионный город разбросан по берегу океана, среди бухт и лагун и в то же время среди скал, огромных и острых как зубы дракона. Скалы уходят за горизонт и теряются в дымке.

Весь Рио внизу – под сенью божественной длани – по-нашему, у Христа за пазухой. Может быть, поэтому горожане так легко и весело живут?

Лучшую форму выражения эстетического восторга нашли японцы. Шедевром считается трехстишие – хокку, в каждой строке которого только одно слово и одно междометие “Фудзи, о!”. Перед красотой Фудзиямы тускнеют любые слова. Это полностью справедливо и в отношении Рио.

Туристы слов не искали, они азартно изводили фотопленку.

– Сейчас все вместе на этом фоне, теперь – с другой стороны.

– Сними нас, пожалуйста, с приятелем. Давай, меня одного.

– Придумал кадр! Встану как Христос, а ты меня вон оттуда! Спасибо!

Со стороны люди напоминали обезьян перед зеркалом, но это так простительно. Активнее всех фотографировалась гид. В Москве друг перед другом мы хвастались снимками. Вышла полная ерунда. Ни города, ни скал не видно. Товарищ растопырил руки на фоне большого пальца божественной ноги. Одни знакомые морды, зато с выражением, какого в Москве не бывает.

Следующий пункт – скала-зуб Сахарная голова. Океан, видимо, вприкуску. По-португальски название звучит эффектнее – Пау де асукар. Гора выдается далеко в залив Гуанабара, на берегах которого и лежит город. Издалека Голова кажется лысой, стены ее настолько круты, что на них не растет ничего.

Когда по канатной дороге подбираешься к Голове, охватывает жуть. Под тобой – бездна. Подвесной вагончик как молекула в космосе. Не дай Бог, кто-то начнет его раскачивать или топать ногами. Надо бы дать хулигану в ухо, но потасовка раскачает люльку сильнее.

Стены вагончика покрыты автографами, ни одного живого сантиметра. Я-то думал, что это сугубо наша традиция. Внимательно изучил надписи в поисках родных имен. Ни одного. Обнаружился какой-то Ivan, но наш человек до такого пилотажа еще не дорос.

Лысая макушка оказалась кудрявым, буйным парком внушительных размеров. В нем легко заблудиться. Десятки видов тропических деревьев, пальмы, рощи бамбука, такого частого, что в рощу не войти, странные деревья, колючки у которых растут прямо из ствола. Повсюду попрошайничают дикие обезьяны.

Люди внизу неразличимы, машины сверху способен разглядеть только таежный охотник. Если посмотреть сразу за ограждение вниз, то в животе возникает гаденький холодок.

На вершине – два ресторана. Цены заоблачные. Но кра-си-во! На площадке чуть ниже ресторанов – маленький вертолет. Шести-семиминутный полет вокруг Головы и над городом стоит 35 реалов с носа (чуть меньше 35 долларов).

– Слетаем? – привязался я к своим.

На меня смотрели сочувственно, как на тихопомешанного.

– Серега, ты любишь виски! Бутылка твоего пойла дороже, чем эксклюзивный полет над Рио! – Я не унимался, но попутчиков так и не нашел.

На землю спустились без осложнений. Снова холодный автобус с темными стеклами, которые уродуют живые цвета.

– Девушка, а когда можно будет посмотреть живых бразильцев, ощутить ароматы, мелодии и ритмы города? Жизнь проходит мимо!

Очаровательная гид, называвшая нас “мои русские” (три года назад она с мужем-химиком приехала с Украины), искренне не понимала, зачем бить ноги по жаре, какие ароматы и ритмы нужны, если тебя везут в автобусе с туалетом. Экскурсии оплачены, а содержание путеводителей она излагает складно.

“Попа-борода-попа” – формула народной дипломатии.

Товарищ с португальским языком толмачил сносно. Мы сразу попросили двух бронзовых девчонок сфотографироваться с нами.

Самый старший из нас, Александр, придумал отличный кадр. Девушки зашли по колено в океан, спиной к объективу. Александр присел, и его благообразное бородатое лицо оказалось между двух очаровательных темнокожих попок. Девушки оценили остроумие пришельцев, начало бразильско-российской дружбе было положено.

Для рассказа о пляжах Рио наши гусли, балалайки и гитары не годятся, нужно вооружиться бонгами, маракасами, там-тамами и маленькой гитарой кавакиньо. Такой самобытной, пульсирующей жизни нет нигде более.

Пляжей здесь много, их общая длина 35 километров. Какие-то загажены и потому закрыты. Самые известные – Ипанема, Леблон и Копакабана. Днем на пляже загорают, режутся в пляжный футбол, волейбол, местную забаву с воланом, где вместо ракетки – собственная ладонь. Через каждые 100-150 метров вкопаны турники и брусья, и они не пустуют.

Постоянно шныряют торговцы. Предлагают все, кроме мебели и недвижимости. Крики “аква” (вода) похожи на вопли обезьян и поначалу пугают. На песке спят, сидят, глядя в океан, заключают сделки, постреливают петардами, обнимаются, целуются, иногда даже купаются. Местные реже, чаще иностранцы.

В воде людей немного. Пацаны на пластиковых досках седлают могучую океанскую волну и катят на ней к берегу. Отчаянные ребята. Доска тросиком привязана к ноге, на случай, если волна сбросит с доски. Тогда за парня остается помолиться. Сильное отливное течение уносит в открытый океан, куда-то к Африке. Однажды я сам неосторожно заплыл слишком далеко. Подумал: лягу на спину, переведу дух и запросто подгребу к берегу. Минуты три сучил ногами, посмотрел – пляж отступил еще дальше.

По берегу расставлены вышки, на них спасатели. Но оттуда исчезновение моей светлой головы 56-го размера никто не заметит. А если заметят, – не успеют. Орать бесполезно, рев прибоя смог бы пересилить только Ричард Львиное Сердце, от рыка которого приседали лошади.

Мысли пронеслись в миг, я вздрогнул всем спинным мозгом. Такой страх можно назвать животным. На берегу уткнулся лицом в песок и лежал минут десять. Теперь могу подтвердить: “Спасение утопающих – дело рук самих утопающих” – лозунг верный, как учение Маркса.

Я хотел бы жить и умереть на пляже.

На пляже все равны: и преуспевающий клерк, и бездомный босяк. Это третье место в мире после туалета и бани, где в жизнь воплощен лозунг великой Французской революции “Свобода, равенство, братство”.

Пребывание на пляже – состояние беззаботного счастья, когда кажется, что все хорошо, а дальше, несмотря ни на что, будет еще лучше. И местному жителю, и туристу приятно себя показать, поглазеть на людей, особенно на пляжных примадонн. Здесь оголяется все, что можно оголить. Купальники и плавки совсем маленькие, просто-таки декоративные. Разнообразие цветов и фасонов чрезвычайное.

У женщин нижняя половина тела, особенно ее задняя часть, – предмет гордости, для мужчин – восхищения и обожания. Поэтому особенно популярны женские плавки, название которых в переводе звучит как “нитка для чистки зубов”. Плавки почти теряются в глубине половинок.

Городские тротуары выложены черно-белой мозаикой в виде морских волн. Цвета символизируют мирное сосуществование черной и белой рас. Это чистая правда, несмотря на очень пестрый национальный состав. Здесь живут негры, индейцы, белые, мулаты, креолы, самбо и еще бог знает кто. Атмосфера на удивление интернациональная и доброжелательная.

Повсеместно разлит аромат тропической эротики. Она проявляется в походке, как у женщин, так и у мужчин, в их движениях неуловимо проскальзывает танцевальная пластика. Эротична манера речи и общения, стиль одежды. Здесь одних бананов двести сортов. Если женщина в майке, то лифчика на ней наверняка нет. На любое обращение вам ответят такой улыбкой, что с непривычки можно ее неверно истолковать.

Теплые ночи, пляжи, изобилие фруктов, музыка настраивают на легкомысленный лад даже пуританина. В один из вечеров мы предложили двум серьезным женщинам из нашей группы искупаться в океане. С условием: купаться будем голыми (не мочить же плавки), а согреваться спиртным. Не поверил бы сам, но дамы нагишом с восторгом пили водку из горлышка

Но это будет позже, а сейчас жарило солнце, пляжная жизнь кипела. Мы подражали местным жителям. Что пьет народ? Прямо на пляже стоят крохотные павильончики со всякими напитками и простой едой. Рядом – столики. Очаровательно смотрятся связки молодых кокосов. У нас в такую толстую колбасу связывают луковицы.

Продавец двумя ударами страшного тесака-мачете срубил макушку, в отверстие вставил трубочку. Сок остается прохладным даже в жару, пить его легко и приятно. Можно попросить разрубить орех и щепкой от кожуры соскоблить белую внутренность, которая не успела стать полноценным орехом.

В каждой лавочке – международный телефон.

– Сеньор, я могу позвонить в Москву?

– Нет проблем.

Но звонить можно только жетоном, а у продавца его нет. А было бы так здорово рявкнуть в трубку:

– Алло, Дуся, это я! Звоню из Рио-де-Жанейро . Здесь телефон прямо на пляже. Жара – 32. Дома все в порядке?

Дуся бы ахала. В Москве – хмурое утро (разница во времени – 5 часов), промозгло, а муж-стервец – на Копакабане в шортах пьет кокосовое молоко. Если бы давали политическое убежище на пляже, я бы попросил.

“Лошадям” такое не под силу.

Удавка экскурсионного графика затягивалась. Рысью по номерам, душ, переодевание – и снова в автобус, на шоу “Скала”. Определение, происходившему на сцене, подобрать невозможно. Фейерверк, брызги самого дорогого шампанского. Таких сочных, ярких костюмов никто из нашей компании прежде не видел, хотя не в пример мне, многие покатались по миру.

Негритянки, мулатки, белокожие танцовщицы – как на подбор. Словно не одно из многих варьете Рио, а финал конкурса “Мисс мира”. Мужикам тоже надо отдать должное – красавцы! А если не красавцы, то виртуозные танцоры.

Два с половиной часа пролетели пулей. Что танцевали, что пели, – конкретно не помню. Но восхищение не прошло и через полгода.

Я, да и остальные, ожидали услышать любимые латиноамериканские мотивы. Ни одной знакомой мелодии! Не менее зажигательно и красиво, но все другое. Позже мне объяснили, что Бразилия и остальная Латинская Америка существуют как бы отдельно. Бразилия говорит на португальском, остальной континент – на испанском. Так же отличаются музыка, песни, нравы, стиль и образ жизни. Хотя бы ради этого стоило лететь за океан.

Попробуйте рассказать друзьям о красоте водопада, вид которого вас потряс. Или заката на далеких островах. Лучше не пытаться. И сравнения все бесполезны. Какой там “Мулен Руж” или “Максим” с “сумасшедшими лошадками”! Анемичная, рафинированная Европа. Здесь кипели натуральные эмоции и страсти.

Андрей Жданкин

08.01.1998 18:30:41



Прочитайте еще про Отдых в Бразилии:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.