Спасибо, Англия! Часть 2. на kuda.ua
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Спасибо, Англия! Часть 2.

KUDA.UA > Отдых > Отдых в Великобритании > Спасибо, Англия! Часть 2.

Свободные ассоциации Единственное реальное условие выживания в современном мире — это вступать в тот род взаимодействия, который приемлем в мире. И это — всемерное и всестороннее удовлетворение потребностей — людей, компаний, сообществ и стран. Кто предложит нужный товар, тот свой в этом мире. Китай предлагает детские игрушки. Отличные детские игрушки. И социалистический Китай — свой в капиталистическом Лондоне. Капиталистическая Италия предлагает одежду. Отличную одежду. И Италия — своя в Лондоне. Германия предлагает отличные автомобили. И Германия , с которой англичане дважды воевали за последние 80 лет, — своя в Лондоне. О Японии молчу. Латинская Америка предлагает свою экзотику. Мы, насколько заметно по лондонским магазинам, не предлагаем ничего.

Что это означает? Да только то, что страна, которая ничего не предлагает другим, не существует. Конечно, я далек от высокой политики. И понятия не имею, какую руду, минеральное сырье, сколько электроэнергии, нефти и газа, сколько какого вооружения и кому поставляют Россия или Украина по отдельности, или все СНГ в целом. Но мне ясно одно: нам необходимо создавать качественную и нужную продукцию и предлагать ее — и странам, и людям. Тогда мы тоже сможем участвовать в этом сложном танце, именуемом «мировое развитие», или «рынок».

Кстати, о рынке. В августе 1997 года, помнится, киевское ТВ сетовало, что некуда, мол, девать небывалый урожай яблок. При этом как-то грустно и даже обреченно подчеркивалось, что хорошо бы в Западную Европу эти яблоки вывезти, да вот беда: и упаковки подходящей нет, и сортность не та, и вообще на тамошний рынок не пустят. Тогда, помнится, эти сетования вызвали у меня некое странное чувство. Теперь же, отклеивая от красного библейского фрукта изящную наклейку «France», я сам сформулировал для себя не оформившееся тогда в суждение смутное чувство: «Господа, да что ж вы так, а? Что, в Сибири, куда уже десятки лет украинские яблоки эшелонами возят, потеплело? Или там, на сибирских широтах и долготах, пропала нужда в яблоках?»

Нет, я вовсе не призываю, как это делает в своих монологах Михаил Задорнов, гордиться собственной никчемностью. Позиция индейца-нарцисса — и психологический, и социальный тупик. Но и смердяковщина не менее ужасна. Ведь ясно уже, что идеология слов уступает идеологии вещей. Что подчинение последней не менее унизительно. Но, возможно, еще более унизительно не иметь необходимых вещей и сетовать на горькую судьбину.

Англичане спрашивали меня, отчего наши правительства позволяют превращать бывшие советские республики в радиоактивные свалки и в клубы по просмотру дешевых сериалов. Либо мы сумеем сформулировать ответ и выстроить соответствующее поведение, либо нам будут и дальше сбрасывать никому не нужные мыльные оперы и бесконечные полицейские сериалы, неходовую одежду, просроченную эрзац-еду, вычурную мебель и радиоактивные отбросы. И наши страны станут всемирной помойкой, а люди будут питаться объедками с господского стола и служить сырьем, из которого делается самая дешевая в мире рабочая сила. Наша аутоагрессия настолько ощутима, что я не удивлюсь, если через некоторое время окажется, что, скажем, у США вообще уже нет’ никакого внешнего долга и эта страна растеряется от обилия денег, хлынувших в нее из бывшего СССР.

Разве русский человек, после всех немыслимых испытаний и жертв, заслуживает такую судьбу?

Разве этот итог может быть венцом тысячелетия русской культуры и русского христианства?

Нет, нет и нет.

Тому есть и прямые, и косвенные свидетельства.

Прямые — это наши достижения в культуре и науке. Это бессмертные имена Гоголя и Менделеева, Чайковского и Павлова, Лобачевского и Толстого, Маркова и Королева. Косвенные — это то, что именно русский человек, несмотря ни на что, первым прорвался в космическое пространство. То, что еще никому за всю историю существования Руси не удалось завоевать и покорить эту могучую и своенравную землю. Тогда, когда был разгромлен Киев, выстояла Москва. Когда уснула утомленная войнами и пьянством Москва — возник и выстоял Санкт-Петербург. Русский дух витает над землей.

Сейчас уже совершенно очевидно, что в русской культуре побеждает не романское, а греческо-византийское начало. Но, на мой взгляд, дело никоим образом не может ограничиться только лишь возрождением православной традиции, хотя исторически она была первой и единственной. Мне думается, наша задача, задача нашего поколения — взращивать побеги, давать свободу тем истокам русской души, которая так страстно вырывалась на свободу то в виде казацкой вольницы, то в виде крестьянских бунтов: личностному началу. Девятнадцатый век потому был таким продуктивным для русского человека, что в нем, в конце концов, восторжествовала личная свобода человека и гражданина.

Личная свобода, личная ответственность, личное право выбора, личное решение, личная вера — прямой путь к личному достоинству. Важно не впасть в идеологию правоверия. Важно исключить морализаторство.

На одном из лондонских памятников я прочел следующие слова — «Патриотизма недостаточно». Согласен. Недостаточно патриотизма. Нужны реальные личные достижения. И государство, если для чего и будет нужно в XXI веке, так только для того, чтобы обеспечить гражданину свободу и право действовать во благо себе и миру. Для этого граждане содержат правительства. А если правительство не может вместо десятков тысяч гаишников установить, как в Англии, видео и фотокамеры на перекрестках и тем самым направить и деньги, и живую рабочую силу в нужном направлении, пусть честно скажет, что ему нужна консультативная помощь и, возможно, найдутся пристойные консультанты, которые такую помощь окажут.

Думаю, что лет через двести государство, не способное обеспечить население своих стран самым необходимым — справедливыми и твердыми законами, доступными средствами связи и транспорта, лекарствами, реальным прожиточным минимумом, образованием, гарантированным способностями, а не доходами, будет признаваться международным сообществом недееспособным и над ним будет устанавливаться международная опека, как над душевнобольным. Пока же — вернусь к своим впечатлениям.

Проблемы и отличия.

Существуют ли они в Англии? Сколько угодно. Вот текст обращения из буклета одной из общественных организации: «Ваш ребенок серьезно болен? В местной больнице нет нужного оборудования и лекарств? А ваш депутат голосует за то, чтобы выделить шесть миллионов фунтов стерлингов на ремонт гостиной парламента?» Не правда ли, что-то напоминает? Есть и проблемы, и мошенничество, и аварии, и наркотики, и неудачная личная жизнь. Все это есть. Их водители тоже могут не остановиться на остановке или не подождать бегущего пассажира. Но могут и наоборот — и обождать, и остановиться. Дело не в этом. Дело в том, что существует разница в приоритетах.

Для нас компьютер и мобильный телефон — роскошь. Для них — привычное условие жизни. Такое впечатление, что у каждого чернокожего нашего собрата (почему-то именно у них) при себе непременно мобильный телефон. Об автомобилях я также промолчу, т. к. это — тема, набившая оскомину. Дешевый мобильный телефон и дешевый автомобиль (соответственно, 30 и 2200 долларов) — не могут служить средством повышения статуса. Это очевидно.

Дело в том, что отличается исходная система мотивации в наших сообществах. В советском обществе система мотивации была депривационно-дефицитной. Человека лишали всего (ведь права частной собственности не было) и заведомо ставили в позицию босого и голодного нищего, который за подачку (в виде «гостинки») будет готов на многое. А за более солидную подачку — на все. Такова нагая, абстрактная схема-модель. Таковы, в сущности, исходные установки и в постсоветском социуме. Просто раньше депривационно-дефицитную модель мотивации поддерживало советское государство, а теперь — кланы, рвущие на куски тушу бывшей государственной собственности.

В Англии, где не было социалистической революции и где право частной собственности существовало всегда, как я понимаю, налицо иная модель мотивации: модель развития. При которой исходные установки таковы: когда человек не голоден и одет, у него появляются другие, не только биологические, интересы и потребности.

Возможно поэтому в Англии, как и в США , люди беспрерывно жуют: на улицах, в автобусах, в аудиториях. Еда везде и всюду, в необозримом количестве. Недорогая. То же — и с одеждой. Конечно, есть и чрезвычайно дорогие магазины, и чрезвычайно дорогие деликатесы. Но в супермаркетах, этих сверхдешевых реальных воплощениях «капитализма для народа», можно и за 20 фунтов (35 долларов) закупить продуктов на неделю и не страдать от голода. При том, что зарплата обычного секретаря — 15—20 тысяч фунтов в год. Начинающего водителя автобуса — 270 фунтов в неделю. А налоги не превышают 30%. Конечно, мы отличаемся.

Есть разница в образовании — квалификационных отличиях. Начальная ступень высшего образования в Англии — бакалавр: три года обучения в университете. Бакалавр не имеет права преподавать дисциплину, в которой он профессионализировался. Те, кто проучился в университете пять лет и защитил дипломную работу (магистерская диссертация), получает звание «магистр». Выполнить магистерскую диссертацию по смежной специальности в течение года в данном университете имеет право любой выпускник другого университета, проучившийся там пять лет. Для тех, кто уже закончил университет и, как правило, имеет звание магистра, существует post-graduate research (аспирантура), которая дает возможность защитить докторскую диссертацию по конкретной дисциплине, например, психологии. Ученая степень именуется Doctor of Psychology (доктор психологии, или Psy. D.), что соответствует примерно ученой степени нашего кандидата наук. И, наконец, для тех, кто занят в post-doctoral research (наша докторантура) существует возможность подготовить Ph. D., т. е. диссертацию на соискание ученой степени доктора философии по психологии, медицине, или науке — докторскую диссертацию в нашем смысле слова. Я видел эти диссертации в библиотеке, знакомился с ними. Добротные, высоквалифицированные работы.

Есть отличия в языке.

Мы говорим: «Послушай».

Англичане: «Я говорю».

Мы говорим: «Страстная пятница».

Англичане: «Хорошая пятница».

Мы говорим: «Ребенок родился».

Англичане: «Был доставлен».

У нас «национальный» — этнический.

У них «общегосударственный», а не «частный».

«Национальная сборная» — это сборная страны.

Мы свои храмы разрушали. Англичане берегли и строили новые. У нас, я надеюсь, никогда не будут возведены столь безвкусные бетонные сундуки, как Королевский театр в Лондоне, или такие мрачные кирпичные застенки, как строящаяся Галерея современного искусства. У нас, по причине холодного климата, никогда не будет проблем с чернокожим населением. И мы всегда, в отличие от англичан, будем разрешать нашим детям играть в наших дворах, а не тащиться с ними обязательно в парк.

И последнее. Об отношении к животным.

Во дворе моей хозяйки подкармливается рыжая (не ручная) лиса с лисятами. За оградой двора (по-английски garden) живет дикая лошадь, которую хозяйка тоже кормит по утрам. А однажды был у меня такой случай. Вечером, укладываясь спать, я вдруг услышал странный звук, как мне показалось, в комнате. Как будто что-то упало. Но все вещи были на местах. Поскольку в «барабашек» я не верю, а слуховых галлюцинаций у меня пока не наблюдалось, я не придал этому никакого значения. Но когда утром странные звуки повторились, а затем спросонья и, как мне показалось, прямо возле себя я услышал странно громкий, явно не принадлежащий человеку вздох, я решил обследовать комнату. Позвал хозяйку. Оказалось, одна из белок, живущих у нее во дворе, пробралась через черепичную крышу на чердак и устроила в старой трубе неработающего камина гнездо. Грызя и раскалывая орехи, она уронила вечером один из них в камин, а утром попыталась его достать.

* Вопрос читательницы в газете: «Каждый год я высаживаю крокусы в саду и каждый год белки их выкапывают. Что делать?» — Evening Standart. Homes & Property. 1997.1 October, р. 26

Да, англичане любят природу, дружат со зверьем. При том что самолеты в небе летают стаями — в Лондоне пять аэропортов каждый из которых раз в десять больше Борисполя и с каждого каждые две минуты взлетает самолет и, соответственно, совершает посадку, здесь, в районе Лондона, который называется Forest Hill (Лесной холм), у многих, подкармливаются лисы, живут белки.

В Лондоне после введения налога на уголь и появления электрокаминов исчез смог. И собаки не гадят на улицах. Потому что англичане по-настоящему любят природу, уважают себя и других людей. Английские женщины почти не носят юбок и платьев, гораздо чаще брюки. Мужчины помешаны на пиве и футболе. Билеты на некоторые матчи могут быть закуплены на несколько сезонов вперед.

Англичане живут своей жизнью. Они много работают. В том числе и научные сотрудники. И много зарабатывают. В среднем в 15—20 раз больше нашего. Среди англичан, на мой взгляд, повышенное количество левшей. Возможно, поэтому у них и левостороннее движение. Быть может, англичане в большинстве своем «правополушарные», и поэтому лучше понимают подтекст события или ситуации. Они чтут своих героев и иронично произносят «Великая Британия», добавляя: «Мы уже давно не великая, а даже очень маленькая страна». Они любят свою страну, упрямо называя ее Англией. Они не любят бездельников, попрошаек и нытиков. Они любят целеустремленных, честных и воспитанных людей. Они любят традицию в повседневности и новизну в науке. К примеру, одно из выполняющихся в Институте психиатрии исследований, в котором я участвовал (правда, как испытуемый), направлено на построение нейронных карт мозговой активности при восприятии эмоций. С применением функционального магнитно-резонансного сканирования мозга, с использованием самой добротной техники статистической обработки данных. И таких исследований — десятки и десятки: по нейробиологии, фармакологии, патопсихологии, психиатрии, неврологии, по отдельным психическим процессам, психофизической проблеме и т. д. и т. п. Годовой бюджет одного только Института психиатрии — 22 млн. фунтов стерлингов (за 1996 год).

Но жизнь измеряется не только деньгами. Есть и другое ее измерение: эмоциональное. В Лондоне я скучал по Киеву, по своей семье, по друзьям. В Киеве мне будет не хватать этой напряженной и будничной атмосферы повседневной научной работы, надежного, как трактор, компьютера Hewlet-Packard и столь привычного на каждом шагу «извините» и «спасибо». Спасибо, Англия !

Ivan Osadchiy

26.07.1998 15:40:47



Прочитайте еще про Отдых в Великобритании:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.