Под сенью большого пальца на kuda.ua
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Под сенью большого пальца

KUDA.UA > Отдых > Отдых во Франции > Под сенью большого пальца

    С этим городом не в игрушки играть. Население – больше миллиона, французский вариант ворот на Восток, а Восток – дело тонкое, как всем известно. Это родина суровой песни “Марсельеза”, от второго куплета которой волосы на голове цивилизованного гражданина новой Европы встают дыбом, почему ни один француз второго куплета и не знает. Но зато Марсель , как Одесса , “город, порт, курорт”, а еще и культурный центр.

И тут “котел народов”

    Пожалуй, только южные французские города могут похвастаться такой завидной и многолетней тягой к космополитичности. Уж тут как начались две с половиной тысячи лет тому назад и грызня, и смешение племен, как стали образовываться загадочные мини-этносы, так оно и продолжается по сей день. Как тогда невозможно было сказать, что за люди жители края или поселения, – такое смешение кровей, так и сейчас – а потому говорят просто: “южане”. Но даже в южнофранцузском контексте история Марселя – картинка пестроватая.

    Началось все, как водится, с греков. Известно, что эллинистическая цивилизация размножалась колониями: тесно становится обитателям городка на берегу Средиземного или Эгейского моря, торговая конкуренция, истощение сельскохозяйственных угодий – и вот уже самые предприимчивые поехали на кораблике основывать новый городишко, где будут также расхаживать в сандалиях, есть оливки и козий сыр, запивать их разбавленным вином, шуметь на собраниях, утверждать, а потом свергать тиранов. Так обитатели славного, ничем другим в истории не отмеченного полиса Фокеи открыли в нынешнем Старом порту Марселя первую гавань. Остатки этого самого поселения были обнаружены в 1969 году при подготовке фундамента строящегося Биржевого центра. Их превратили в археологический музей под открытым небом с поэтическим названием Сад следов. Хотя никаких следов там нет – одни камни. Но Сад камней уже есть у японцев. Кроме порта, греки разбили виноградники, насадили оливковые рощи и задали конфигурацию будущего крупнейшего центра кораблестроения и морской торговли. Город уступами спускался к заливу, напоминающему по контуру большой палец. Вероятно, благодаря грекам в старой части нынешнего Марселя сплелась такая паутина улочек и переулочков (некоторые сбегают ступеньками), облепляющих по периметру набережные, идущие вдоль берегов залива.

    Ну-с, за греками пришли лигурийцы, к лигурийцам в гости пожаловали кельты. Вмести они объединились в военный союз, и жители Массалии (Massаlia), так первоначально назывался город, обратились к могущественным римским соседям. А тем, известно, только дай наложить лапу на то, что плохо лежит. Легионы республики изгнали варваров, крепость их, нависавшую над подходами к Массалии с гор, разрушили. И образовалась римская провинция, сама себе одноименная, – Прованс . Масло-то оливковое мы тоже так называем – и не зря – деревца еще греки насадили.

    Римляне построили дорогу, связавшую город с Испанией и положившую начало дружественному сосуществованию местных с иберийцами. Дорогу строили из обломков греческих построек (а может, и храмов). В общем, настала эпоха процветания. Но на беду, когда бывший триумвират начал выяснять отношения, прибрежные провинциалы сваляли дурака и приняли сторону Помпея. За что победивший Цезарь их основательно наказал – жителей поработил (в буквальном смысле). И город пришел в упадок.

    А тут еще через побережье в Рим потекли толпы голодных, но воинственных германцев. Особенно запомнились вестготы (с юга) и бургунды (с севера). Словом, и обобрали как липку некогда цветущий город-порт, и порушили куда как славно. Но то ли климат благодатный, то ли народ такой плодовитый – к V веку по Рождеству Христову со всех сторон от гавани опять кипела жизнь. Население города было этнически не вполне определенного вида, зато все как на подбор ревностные христиане. Следы “древлего благочестия” вы обнаружите в далеком от этого первоначального состояния современном Марселе – на улице Святой (Sainte) имеется церковь Святого Виктора. Конечно, нынешнее здание мало чем напоминает (да что там, ничем не напоминает) постройку V века. Аббатство создали на месте языческого некрополя. Нынешний вид – результат деятельности строителей XIII-XIV веков. Собственно, это, пожалуй, вторая сохранившаяся архитектурная древность Марселя. Первая – остатки крепостной стены, видевшие легионы Цезаря.

    Однако Святой Виктор Мавр не уберег город от чумы 591 года. Через двести лет город захватили арабы. В результате борьбы с внешней угрозой в Провансе оформилось самостоятельное христианское королевство, которое через сто лет в 947 году объединилось с Бургундией. Вот это был расцвет нации. И говорили на провансальском языке, и трубадуры писали стихи, посвящали их прекрасным дамам, и в крестовый поход собирались и ходили. От этого прекрасного времени, завершившегося к XIV веку тем, что Прованс утратил самостоятельное значение, в Марселе мало что осталось, разве что основания форта Святого Иоанна (Saint Jean) и колокольни Аккулес. Форт – сооружение впечатляющее, выгодно расположенное на кромке воды. Его башни достраивались несколько веков, но с XVI века его уже не модернизировали. Поэтому форт имеет вид солидный и древний, его любят кинематографисты. А вот упомянутая колокольня, мало того что стоит в лабиринте узких улиц, еще перестраивалась не раз. Сейчас в ней детский образовательный центр, но тем не менее это одно из самых древних марсельских культовых зданий, с характерной готической кровлей, живое напоминание о временах провансальских королей.

    Между прочим, именно в этих местах укрепились те самые Анжуйские, которых вы обязательно встречали в книжках, написанных по мотивам истории Франции (про всяких там графинь Монсоро и Анжелик). В XIII веке Карл Первый Анжуйский отсюда двинулся на Неаполь , успешно его завоевал и придал династии общеевропейский вес. Потом Прованс , а вместе с ним и Марсель стал владением странных авиньонских пап (отколовшихся от римских). Если забыли эту запутанную историю – откройте Католическую энциклопедию (наш журнал о ней писал) или хотя бы комментарии к “Божественной комедии” Данте. При папах город жил вроде бы неплохо, богатства приумножались, купцы богатели, корабли плыли со всех островов Средиземного моря, из итальянских торговых городов. Но тайное желание быть не французским, не каталонским, а самим по себе – провансальским – у жителей оставалось, и как только начиналась смута, марсельцы оказывались в самом водовороте очередной заварухи. Поэтому их усмиряли испанцы от имени Священной Римской империи, ставили на место французские короли в период Фронды, да и революционный Конвент, сделавший “Марсельезу” гимном, в 1790 году был вынужден приструнить местных федералистов, норовивших восстановить Прованс в исконных границах. Так что историческое сознание марсельцев воистину противоречиво. Космополиты, в жилах которых перемешана кровь без преувеличения тысячи народов, они заражены самым сильным и самым непримиримым национал-патриотизмом – провинциальным. И всегда чувствовали – а, как кажется, чувствуют себя и до сих пор – государством в государстве.

“Города спеси полны…”

    При такой богатой и древней истории Марсель должен был бы выглядеть как музей под открытым небом. Ан нет! Ведь все наслаивалось, перестраивалось, да еще и постепенно вытягивалось вдоль берега, уходя все дальше от исходного “большого пальца” гавани Старого порта. Если уж у центра архитектурная физиономия странновата, то окраины вообще всякие – от индустриальных микрорайончиков, до дачных поселков, причем и в смысле дореволюционной Одессы (дача Маразли), до Одессы советской – приморские деревянные бунгало.

    Почти все экскурсии, которых в Марселе предлагают великое множество, и авто-, и пешие, по любой цене, со всякими скидками по карточкам, начинаются или заканчиваются в соборе Божьей Матери Заступницы (Notre Dame de la Garde). Строился на месте часовни 1214 года. На месте форта, заложенного Франциском Первым. Что в итоге? Типичное произведение Второй империи, да еще в византийском стиле, да еще с золотой Богоматерью на верхушке. Снизу разглядеть трудно, но легко берется “телевиком”. У этого здания есть близкий родственник – нынешний музейный центр Марселя, дворец Лоншан (Longchamp), тоже гордый византиец, того же периода постройки. В Москве в похожем стиле выстроена церковь в кунцевской усадьбе Солдатенкова. А в Болгарии и Сербии образчиков такого зодчества, чуть более поздних, чем марсельские, полным-полно. Впрочем, монументальность впечатляет. Кроме того, в базилике Божьей Матери Заступницы имеется, не сказать, чтобы уникальная, скорее, довольно типичная для крупных европейских портовых городов (аналогичная есть, например, в Барселоне в Морском соборе) коллекция даров, принесенных Богородице прихожанами в благодарность за то, что плавание корабля прошло успешно, что жених не утонул, что товары за морем удалось продать с барышом. Да и за всякие более земные радости – исцеления, рождения, соединения в браке. Коллекция пополняется и сегодня, хотя какой уж Марсель оплот католицизма, если в нем сейчас чуть не пятьдесят процентов мусульман. Во дворце же на бульваре Лоншан – целое скопище городских музеев. Вообще, музеев в Марселе много, с этим все в порядке, для дотошных туристов, любящих с путеводителем перемещаться из-под одной крыши под другую, Марсель может оказаться тяжелым паломническим испытанием: Музей живописи, Музей римских доков, Музей естествознания, Музей старого Марселя, Музей истории Марселя, Музей ремесла и народных традиций, Музей современного искусства, Музей… Хватит, это есть в путеводителе.

Море и морепродукты

    Больше всего из марсельских построек запоминаются те, что выходят на море или просто-таки посреди него расположены (замок Иф, ну, тот самый, где узник, на архипелаге Фриуль). Фортификационные сооружения хороши – мощные, настоящие крепости, живописнее всего, пожалуй, форт Святого Николая, призванный защищать город от вторжений с моря. А вторжения-то все состоялись еще до того, как красавица-крепость вознесла над берегом свои могучие стены. В честь обороны от испанцев придумали даже праздник с красивым названием Бравада, что много говорит о боевом успехе провансальцев. Тем не менее торжества проходят в июне, то есть в достаточно подходящее время для туристического карнавала. Говорят, в Сен-Тропезе торжества выглядят более впечатляюще. Но июнь не лучший месяц для поедания устриц – в его названии нет буквы “р”. А карнавальная гулянка в Марселе невозможна без того, чтобы не съесть устрицу прямо из раковины, выдавив на нее ломтик лимона и запив белым вином. Такое удовольствие, в принципе, доступно, но театральное вскрытие лежащих во льду моллюсков заставляет усомниться в местном происхождение устриц, как, впрочем, и цена.

    Если уж говорить о гастрономии Марселя, то нельзя не упомянуть о еще одном замечательном явлении – местной ухе со звучным и ласкающим русский слух названием буйабес (какое богатство ассоциаций). Вокруг этого дивного блюда идет тихая кулинарная война, плетут интриги, строят финансовые козни – всякий ресторатор стремится убедить клиента, что только у него этот самый “бес” настоящий, без дураков, из тех самых четырех сортов рыбы и морепродуктов. Дорогие рестораны распускают небезосновательные слухи, что меньше шестидесяти евро ушица стоить не может, поэтому все, что за двадцать – туфта. Небезосновательные, потому что морепродукты нужны свежайшие и потому что возни с приготовлением “беса” много. В российском интернете рекламируют “Руль” (Ruhl), но это достаточно дорогой ресторан с резервацией мест. А в принципе, в Старом порту довольно рестораций, где надежная рыбная кухня. И не факт, что за тридцать евро на двоих в маленьком семейном ресторане вы съедите пресловутую уху худшего качества, чем у знаменитых поваров, образовавших гильдию буйабеса и угощающих, таким образом, лицензированным продуктом.

    Марсель – крупный промышленный город, но его промышленный облик связан с морем, это порт, в котором готовят к плаванию корабли, куда прибывают товары со всего мира, затем разбегающиеся во все точки континентальной Европы. Поэтому он одновременно и центр туристической индустрии. Одной из туристических приманок оказываются каланки – бухточки, которыми изрезан берег к югу от Марселя. Это любимые места отдыха приезжих и местных. Красотой они превосходят лучшие уединенные бухты Крыма – и потому что миниатюрнее, и потому что Средиземное море богаче красками, чем Черное. Несмотря на то, что до первых бухточек можно добраться из города пешком, велик шанс подыскать себе на день совершенно безлюдную. На упомянутом архипелаге Фриуль расположены самые знаменитые пляжи Прованса – Прадо. Сел на катерок, пересек проливчик – и ты в курортном раю. Но здесь на одиночество не рассчитывай.

Не лангустом единым…

    Марсель – это не только промышленный, но и научный центр Франции. Причем, как считается, второй после Парижа и первый в южной части “шестиугольника”. Несмотря на конфликтную и кровавую историю, на этническую пестроту, Марсель уже в XIX веке стал выходить в образовательные лидеры. Понятно, что доминировали здесь инженерные науки, естественные (напомним, Марсель был в начале XIX века центром мыловарения) и связанные с морем-океаном (метеорология, астрономия). И сейчас самые известные исследовательские формации занимаются океаническими изысканиями и океанографией (Океанологический центр Марселя, Средиземноморский институт экологии и палеоэкологии), биогенетикой (Марсель-генополь, Марсельский центр биоинформатики), физикой. Но есть и экономика (Высшая коммерческая школа), и другие менее фундаментальные направления. А вот среди высших учебных заведений много достаточно экзотичных, предлагающих курсы по вновь появляющимся или творческим специальностям. Кроме знаменитых Высших школ физики, механики, инженерного дела, а также коммерции, есть архитектурный институт, вуз, готовящий логистов, школа журналистики со славными традициями, школа общественных наук.

    Особенно интересны вновь открываемые независимые учебные заведения. Скажем, в 1999 году открылась киношкола, где мэтры французской кинематографии обещают сделать из абитуриента или второго Годара, или второго Бельмондо, или Лелюша, в зависимости от выбранного направления. Обучение, естественно, модульное, самые короткие модульные программы – летом и ранней осенью. Марсель, все-таки. А еще есть школа прикладного использования интернета. Под патронажем ряда общеевропейских организаций. Призванная пополнить недостаток соответствующих специалистов. Принимает по конкурсу аттестатов после средней школы (лицея). Если интересует, какие образовательные возможности предлагает Марсель, сходите на сайт http://fr.dir.yahoo.com/exploration_geographique/pays/france/regions/provence_al…/ecole

    Между прочим, Марсель далеко не самый дорогой город Франции, в нем и доходы пониже среднего уровня, но и цены не парижские.

Все путем

    У Музея современного искусства в Марселе стоит довольно-таки необычный монумент – торчащий из земли бронзовый большой палец. Считается, что палец вылез из почвы в честь федералистов.

    Впрочем, с другой стороны, его контур сходен с контуром марсельской гавани. А скорее всего, он демонстрирует оптимизм обитателей портового города. Только они об этом ничего не знают по причине несовпадения французского и русского языка жестов.

Журнал “Обучение за рубежом”

№10 2002

Автор: Грецкий Олег



Прочитайте еще про Отдых во Франции:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.