Экстремальный медовый месяц (Начало). Часть 2. на kuda.ua
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Экстремальный медовый месяц (Начало). Часть 2.

KUDA.UA > Отдых > Отдых в Эквадоре > Экстремальный медовый месяц (Начало). Часть 2.

На обратном пути что-то произошло с нашим джипом и он начал скакать на каждой малюсенькой кочке, как бешеный мустанг. Хорхе так и назвал его – caballo (по-испански «лошадь»). Ехать приходилось очень осторожно, и все равно легкое сотрясение мозга мы все, наверно, получили. После этого происшествия я испытывала при виде caballo некоторое содрогание. Его сдали в ремонт, но все равно он несколько раз позднее показывал свой буйный норов. 

Весь этот день мы провели в горах, но эти горы все были не горы – на следующий день нам предстоял визит к великану в снежной шапке, вулкану Котопакси (Cotopaxi). Если что-то и представлялось мне в мечтах об Эквадоре, так это снежные вершины, поэтому встречи с Котопакси я ожидала с особым волнением. Этот вулкан, высотой около 5900 метров, находится довольно далеко от Кито, часах в полтора езды по Пан-Американскому шоссе, но виден он издалека, Данил даже убеждал меня, что из Кито тоже можно его увидеть.

На этот раз нас сопровождали сын Хорхе Энрике, его девушка и их очаровательный сын лет двух Алехандро. С Алехандро было немало хлопот, потому что он норовил то покапризничать, то сжевать свою меховую шапку, но мне все равно очень нравилась наша компания – с ними все было как-то просто, и еще они проявляли невиданные чудеса терпения, когда Данил просил их на каждом шагу остановить машину в поисках лучшего ракурса вулкана. Нам не очень везло – погода была не самая ясная, и снежную шапку, которую я так жаждала увидеть, то и дело затягивали облака. А без нее вулкан был похож на обычную такую горку. 

Языковой барьер мешал мне узнать, как далеко мы собираемся ехать. Сначала мне показалось, что мы просто подъедем к подножью вулкана, пофотографируем и вернемся. Но у наших сопровождающих оказались более грандиозные планы. Сначала мы ехали по степи, хоть и не изобиловавшей растительностью, но все поросшей относительно высокой травой, и на ней кое-где попадались деревца. Затем мы поднялись выше и сделали остановку. Здесь ничего высокого уже не расло, даже у цветов практически не было стеблей – было такое чувство, что кто-то посрывал у них головки и оставил лежать на земле. Понятное дело – здесь все время дует крепкий ветер, на высоких стеблях растения долго не продержатся. Здесь я впервые оказалась настолько близко к движущемся облаку, что мне стало страшно: оно сползало с вершины Котопакси по направлению к нам, и мы неминуемо должны были в нем очутиться. Вулкан был виден отсюда во всей своей красоте, белоснежная шапка придавала ему царственный вид, и вдруг он показался мне чем-то грозным, не то чтобы враждебным – но его красота была настолько величественна, что было понятно – она к нам абсолютно равнодушна, неважно, что испытываем к ней мы. Мне захотелось укрыться в машине, что я и сделала. Мы поехали еще выше. 

Вскоре мы оказались в месте, где уже почти ничего не росло, не было уже цветов, лежащих на земле. Поднимаясь выше и выше, мы оказались-таки в облаке, но в машине это было совсем не страшно – просто туман, и все. Но когда мы вышли из машины – там, где мы это сделали, уже не росло вообще ничего, только камни и красноватая земля, и до снега рукой подать – я струсила. Здесь уже не было ничего красивого, все окутывала белесая пелена, машину расшатывало ветром и в лицо, как иглы, летели капли. Можно было только порадоваться, что на мне надета пара кофт и ветровка. Данил стал отважно закреплять штатив, чтобы сделать несколько снимков, а я малодушно залезла в джип и ждала отъезда – здесь мне ничего уже не нравилось. Покорителя вершин из меня не выйдет, именно тогда я это поняла, хотя и раньше подозревала. 

Долго мы здесь не задержались, всего минут десять, чтобы сделать несколько снимков на фотоаппарат – на камеру что-то снимать было почти нереально. Все жутко намерзлись и поэтому на обратном пути по кругу пошла бутылка красного вина. Пили все, включая Рики (меня вообще удивило легкомысленное отношение к выпивке за рулем, ехать с банкой пива считалось едва ли не нормой). Даже Алехандро перепало, не вина, правда, а пива. 

По дороге вниз мы сделали еще одну остановку в небольшом музейчике. На самом деле, этот домик даже трудно назвать музейчиком, потому что, во-первых, в нем не было ни души, во-вторых, почти не было экспонатов. Пустое помещение с парой фигур животных, на стене – история извержений Котопакси. Не зря вулкан показался мне грозным – на его счету было немало «подвигов». Извержения происходили с завидной регулярностью и каждый раз наносили огромный ущерб близлежащим поселениям. Городок Латакунга после каждого катаклизма прекращал свое существование, но люди с завидным упорством строили его заново. Стыдно, наверно, но под конец чтения списка меня уже разбирал смех, и я спросила Данила: «Ну зачем же они каждый раз возвращались в этот город, зная, что его обязательно снесет ко всем чертям” Данил задумчиво ответил: «Есть такое понятие – родина»…

После посещения музея хотелось только одного – есть. Где-то через полчаса езды по Пан-Американскому шоссе мы остановились в забавном заведении Café de la Vaca – Кафе коровы, или Коровье кафе, как хотите. Здесь все напоминало об этом полезном домашнем животном, взять хотя бы чашки в форме коровы. Заведение запомнилось вкусной едой, не очень внимательным обслуживанием, прекрасным видом на горы и тем фактом, что я, стормозив и не обратив внимание на надпись Damas и Caballeros, зарулила в мужскую «комнату отдыха», чем вызвала подколки наших друзей. 

Немного о еде. Всем известно, что на голодный желудок можно переоценить свои способности, и мы, к сожалению, тоже не удержались. Я заказала себе блюдо под названием humita (“умита”) – нечто вроде кукурузной массы, довольно плотной, завернутой в лист; на первое решила взять locro (“локро”) – картофельный суп, больше похожий на жидкое пюре, в котором плавают куски картошки. Эти блюда сами по себе очень сытные и их более чем достаточно, чтобы объесться. Однако у меня хватило ума заказать себе еще и chorrisco («чорриско») – вкуснейшее мясо, к нему прилагалась небольшая такая гора гарнира размером с Котопакси. В общем, до чорриско дело почти не дошло, и все равно мне было плохо. То же можно было сказать и о Даниле. 

Ну а дальше мы вернулись домой, и в этот день у нас уже ни на что не было сил. 

На четвертый день нашего пребывания в Эквадоре нас сдали на руки очередным родственникам Хорхе – Аурисио и его жене (эх, хорошо иметь много родственников!) С Аурисио мы чувствовали себя еще проще, чем с Рики и его невестой, он принадлежал к типу людей «рубаха-парень». В отличие от Рики, он усиленно пытался преодолеть языковой барьер и там, где не получалось по-испански, пытался говорить с нами по-английски (вообще очень редкая черта для страны, где всем лень учить языки). С этими замечательными людьми мы отправились на знаменитый во всей Латинской Америке рынок Отовало. 

Собирались мы выйти часов в десять, вышли в двенадцатом часу. У эквадорцев есть такая милая черта – всегда опаздывать. Данил предупреждал меня, что если назначаешь с ними встречу, можно смело приходить на час позже. При этом никаких угрызений совести они не испытывают, похоже, что это нормальный порядок вещей. Например, по словам Данила, считается даже неприличным прийти в гости ровно к назначенному времени, потому что все равно ничего не будет готово. Я в это долго не верила, пока не убедилась, что каждый раз, когда мы приходим куда-либо вовремя, нам приходится ждать час, а то и больше. 

Так вот, мы отправились в путь в двенадцатом часу. Вскоре стало понятно, что сегодня наше приключение будет еще более бодрящим, чем вчерашнее. Во-первых, на этот раз мы ехали не по прямому и широкому шоссе, а по горному серпантину: одна полоса в каждую сторону. Во-вторых, Аурисио оказался довольно лихим водителем. Несмотря на то, что дорога была хорошая, в местах особо крутых поворотов огороженная, я лежала на заднем сиденье, изредка попискивая от страха. Аурисио услышал мое попискивание, догадался, что мне страшно, но скорости не сбавил – похоже, его это изрядно веселило. Не то чтобы он был садист какой-то, но, видимо, не понимал, как можно бояться того, к чему он привык с детства. А я тихо помирала, не зная еще, что на следующий день меня ждет испытание покруче. 

Дорога до Отовало долгая, часа два, а то и больше. А у нас она затянулась до того, что на сам рынок мы приехали часов в пять вечера. Дело в том, что по дороге мы решили заехать на одну достопримечательность – пирамиды Кочаски (Cochasqui). Пирамиды эти совсем не похожи на египетские или мексиканские. Для начала, они не каменные. То есть, конечно, каменные, но со стороны это обычные холмы – камни внутри. Меня не очень впечатлил их вид, но раз уж мы приехали, то решили заказать экскурсию. Хотелось понять, что же необычного в этих пирамидах. Собралась небольшая группа из таких же, как мы, любопытствующих, и экскурсовод – милая девушка – начала свой рассказ. Для нас он был, в первую очередь, неплохой практикой в восприятии испанской речи на слух, мы многое понимали – говорила она очень медленно и с выражением – и каждый раз, сложив слова в понятное предложение, радовались, как дети. Конечно, вынесли мы из ее рассказа не так уж много, но поняли, что пирамиды очень древние, еще доинкского периода. Экскурсовод много рассказывала о разных теориях, касающихся назначения пирамид, а еще о жизни индейцев. Потом повела нас в строения, имитирующие индейские хижины. Обстановка хижин была воссоздана досконально, с мельчайшими деталями и предметами быта. Экскурсовод подробно рассказывала нам, для чего какой предмет предназначался, где люди ели, а где спали, и для чего служили разные растения, растущие вокруг хижин. Было очень приятно ее слушать видно было, что она вкладывает в свое дело душу (после этого было особенно неприятно общаться с гидами, вещающими что-то со скучающим видом). Позабавил ее рассказ о морских свинках: оказывается, их не только употребляли в пищу (похоже, что и сейчас употребляют), но и использовали, как индикатор разных болезней – они чутко реагируют на человека, в котором есть отрицательная энергия или какая-нибудь зараза. Свинки по-испански называются неприличным словом cui. Когда их что-то беспокоит, они начинают сновать туда-сюда и тоненько верещать: «Cui, cui, cui» – отсюда и пошло их название. 

Как ни хороша была экскурсовод, под конец я начала здорово нервничать, ведь мы не знали, до скольки работает рынок, а добраться до него очень хотелось – другого шанса попасть туда нам не предоставилось бы, ведь рынок открыт только один день в неделю – в субботу. Часам к пяти мы все-таки были на месте, убедились, что рынок закрываться не собирается и побежали для начала в ресторан – пообедать (или поужинать?) В ресторане пытались вести беседу о реалиях российской и эквадорской жизни, испанского не хватало, но все равно посидели очень душевно. Напрягало меня одно – в Эквадоре принято ставить в вазу цветы в четном количестве, у них это не имеет никакого трагического контекста, а во мне предрассудки сильны. Так вот, такая ваза с двумя розами стояла у нас на столике и жутко меня раздражала. 

Галина

15.10.2002



Прочитайте еще про Отдых в Эквадоре:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.