Южная Осетия на kuda.ua
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Южная Осетия

KUDA.UA > Отдых > Отдых в Грузии > Южная Осетия

Южная Осетия (продолжение)

     Селение Нар – последний населённый пункт перед границей двух Осетий, родина Коста Хетагурова, основоположника осетинской литературы. Как во всей России о Пушкине, здесь каждый с гордостью скажет о Коста: “Он – наше всё”. Почти на краю обрыва у речки Нар – его сакля-музей. Дальше пограничье: посты и Рокский тоннель. 

    Через границу россиянину проехать в Грузию несложно: нужны лишь загранпаспорт и виза. В ЮО теоретически попасть ещё проще. На практике же дела обстоят иначе, взять тех же шофёров грузовиков. Зная о потоках контрабанды по ТрансКАМу, таможня долго “шмонает” и обдирает тех, кто везёт груз. Потом открываются вторые ворота, и теперь уже погранцы собирают бакшиш с тех, кому обрыдло “зависание” на КПП, за право внеочередного проезда последнего препятствия – “врат № 3”. Одни только легковушки да “Газели” избегают поборов на границе. Таков тут неписанный закон: нет груза – проходи транспортный контроль, и свободен. А полуторакилометровый караван грузовиков каждую ночь превращается в гигантскую спальню. Володя залезает на заднее сиденье и через минуту разражается храпом. Обняв руками руль, мгновенно отключается Имзар. Вся дальнобойная братия засыпает с привычной надеждой на завтра: авось утром выйдет другая смена и всех пропустят без задержки. 

    Ранним утром 24 марта изрядно подмёрзший экипаж нашего Нескучного “КамАЗа” был пропущен за границу. Короткий бросок – и мы в Рокском тоннеле. Его делит пополам государственная граница. Приближение её ощущается сразу: меньше работающих ламп в освещении. Выползаем наружу. Здесь снова зима. Белёсое пасмурное небо, белоснежные горы. Трасса спускается вниз, задевая грязно-белые языки сошедших лавин, – к тёплой Карталинской равнине. Зима Верхней Роки скоро сменится почти летом равнинного Цхинвала, а где-то посередине стоит районный посёлок Джава. В 1991 г. он стал эпицентром землетрясения в 7-8 баллов. С тех пор горы развалин на фоне кавказских гор – привычная картина. За 10 лет изменилось мало: посёлок стал называться “с осетинским акцентом” – Дзау, да ещё австрийская фирма по программе Евросоюза безвозмездно отстроила школу-интернат и школу имени К.Хетагурова. Наверное, это единственное в ЮО здание с пластиковыми окнами. 

    Вот и Ачабети. Русских надписей тут почти не встретишь: господствует грузинская “виноградная лоза”. Нескучный “КамАЗ” здесь сворачивает. На оставшиеся 5 км до Цхинвала меня тут же подхватывает “девятка”. Мужчина за рулем по-кавказски усат и немногословен, женщина рядом с ним – любопытна и словоохотлива. Через минуту я узнаю, что она работает директором Джавской школы-интерната. 

    Цхинвал, Юго-Осетинский университет. На стене – стенгазета с потрясающими фотографиями из горных походов, подпись: “Клуб “Аполлон”. Руководит им аж с 1972 г. хрупкая женщина, преподаватель истфака Тамара Николаевна Шавлохова. В свои шестьдесят “с хвостиком” она с Бала Бестаевым каждый год ведёт ребят в горы. Десятилетие Республики ЮО (20 сентября 2000 г.) “аполлоновцы” отметили покорением вершин Центрального Кавказа: Халаца, Фидархох, Лазг-Цити, Саухох, Зекара, Цил, Джермух, Мепис-Кало и одна безымянная. (На десятую подняться не удалось из-за плохой погоды.) “Аполлоновцы” читают свои стихи и доклады по истории края, декламируют поэмы Хетагурова со свечами в руках у его памятника в день рождения поэта, снимают фильмы о клубе. В полуразрушенном городе, где не у всех есть газ, а свет дают на шесть часов в сутки, такие поступки многого стоят. 

    Летом они снова собираются в горы. Пожелание “чтобы “снаряга” не подвела” будет более чем актуальным: вся походная экипировка стара, а новую при зарплате в 200-300 р. никто в ЮО приобрести не в состоянии. Остаётся одна надежда: на то, что российский турист “аполлоновцу” – друг, товарищ и брат. А значит, имеющий возможность да поможет! Тем более что 1 марта 2002 г. клубу исполнилось 30 лет, а на дни рождения принято делать подарки. (Адрес клуба: 362000, РСО- Алания , Владикавказ, а/я 1041: Цхинвал, ул. Целинников, 12, кв. 4; тел. (8-10-995-334) 4-24-85, Шавлохова Т.Н.) Юбилей, как мне позже сообщили, будут отмечать в середине августа. 

    Нагруженный всевозможными лакомствами с базара, я добрёл до вокзала. Когда-то из Цхинвала можно было доехать до Тбилиси или до Чёрного моря всего с одной пересадкой. Последние 10 лет рельсы ржавеют. Ближайшая “живая” станция Никози – примерно в 5 км к югу, которые проходятся единственным рейсовым транспортом – “пешкарусом”. Никози – уже Горийский район Грузии, требуется оформлять визу (минимум $15, которых у меня нет). Все говорят, что погранпостов в Никози нет – и я решил махнуть нелегально. Стартую. В ЮО стрелки часов переводить не надо: здесь время московское. Расстояние с гулькин нос, а из одного часового пояса в другой перешагиваешь! Однако добраться до платформы обетованной мне так и не удалось: перехватила милиция. По долгу службы, а больше из удивления патрулю захотелось проверить мои документы. В итоге я с ветерком доехал до Цхинвальского РОВД, где жадные до общения ребята в форме стали переписывать мои паспортные данные. “Ладно, иди, – напутствовали меня камуфлированные парни. – Но если ты шпион, знай.., – повисла многозначительная пауза, – никаких секретов у нас давно не осталось!” 

    В доме Алексея Георгиевича Маргиева спартанская обстановка. И – роскошнейшая библиотека: на стеллажах от пола до потолка красуются дореволюционный Брокгауз и Ефрон, Большая советская энциклопедия, “ЖЗЛ” и даже огромный фолиант “300 лътъ дома Романовыхъ” (1913 г.). В Цхинвале Маргиев известен почти каждому как Собиратель Истории. Сомневаюсь, чтобы фонды исторической литературы Государственной библиотеки ЮО были богаче этой коллекции. В Госкомитете ЮО по печати и информации Маргиева ценят на вес золота. После пожара 1994 г. центральный архив ЮО лишился многих материалов по новейшей истории. Восстановить их было бы невозможно без библиотеки Собирателя Истории: 88 томов документов по грузино-осетинскому конфликту, статьи, сводки о состоянии здоровья раненых, полученные Алексеем Георгиевичем в приёмном покое Цхинвальской больницы, сборник школьных сочинений “Дети блокадного Цхинвала”, сведения о разрушениях, погибших, пропавших без вести… Во время войны он, разменявший седьмой десяток, был на переднем её крае. 

    “Сохранились: крестово-купольные каменные храмы Армази (864), Тигва (1152), Икорта (1172), дворец в с. Дзагина (17 в.)” – “Энциклопедия туриста” предельно лаконична. На главный вопрос “где?” помог ответить Маргиев: половина достопримечательностей ЮО скопилась в Знаурском районе. Значит, нам туда дорога! Итак, Тигва, Дзагина и райцентр Знаур. Утром 28 марта мой сон прервало бодрящее “би-би!” Это Ирина Аркадьевна Джанаева, председатель русской организации ЮО “Россы”, сдержала обещание: организовала мне новенькую “Ниву” из таможенной службы с провожатым Эдиком. Выруливаем за город в западном направлении. Зимы нет и в помине. Бесснежные буро-зелёные холмы, сельские дома с ярко-оранжевой черепичной крышей, сады и виноградники. И вздыбленный асфальт. Разогнались – притормозили, разбежались – замедлились, и так все 32 км до Знаура. Средняя скорость 30 км в час. За селом Авневи подбираем деда-крестьянина. Узнав, чтo я хочу посмотреть, он поправляет: не “Дзагина”, а Жьахина, с ударением на последнем слоге. У южан свой диалект осетинского языка – кударский. “Дзагина” говорят северяне. Их диалекты – иронский и менее распространённый дигорский. Различия только фонетические. Так что в общении один осетин полностью поймёт другого, но по говору догадается, откуда родом собеседник. 

    Старик не спешил, и мы втроём свернули к Дзагине-Жьахине. Дворец оказался развалинами крепости. Большущие округлые камни фундамента утонули во мху и кустарнике. На некогда вытоптанном земляном полу буйствовала ежевика, наверху – молодые деревца. Деревянные перекрытия-брёвна между ярусами башни облюбовали дикие голуби. Картина в стиле “фэнтези”! Старик с Эдиком остались курить у машины. Спутники почему-то не разделяли моего восторга. “Подумаешь, какие-то развалины, – рассуждал старик. – Вот Москва – совсем другое дело.” Я же был противоположного мнения… 

    Торманеули, Терегвани, Ахалшени – за окном одно грузинское село перетекало в другое. За разговорами показался и Знаур – обычный посёлок: несколько школ, отделение связи, автостанция (автобусов на Тбилиси в расписании значится больше, чем на ближний Цхинвал). Разруха: в 1991-1992 гг. Знаур, как и Цхинвал, был под обстрелом. Поворот на грузино-осетинское село Тигва. Каменистая, ползущая вверх дорога. Вот он, Собор! Играет светом, блестит новёхоньким оцинкованным железом на каждой грани пирамидального купола. Храм хорошо сохранился, хотя он на пять лет моложе Москвы. Построила его на Тигвинском холме дочь Давида IV Строителя, царя-объединителя Грузии. Службы здесь проходят по большим праздникам, а в остальные дни работают энтузиасты-реставраторы. 

    Госдума РФ в 1999 г. приняла Закон “О государственной политике в отношении соотечественников за рубежом”. В нём декларируется поддержка соотечественников и финансирование соответствующих программ из бюджета. Но как дела обстоят в действительности? Ирина Аркадьевна Джанаева, председатель “Россов” и член Совета соотечественников при Госдуме РФ, рассказала, что сейчас в ЮО из 6,5 тысяч русских осталась примерно тысяча: те, кто приехали сюда молодыми специалистами, всю жизнь посвятили здешнему народному хозяйству и не имеют возможности вернуться (пенсии – 60-100 р. в месяц, и то с задержками). Общество “Россы” много раз обращалось к Правительству РФ: почему бы не установить российские пенсии всего-то тысяче стариков? Но вопрос так и остался нерешённым. Бумажки с печатью вместо положенных документов выдаются родителям появившихся на свет детей, выпускникам школ и университета: старые бланки давно кончились, а новые грузинские тут не признают. Вместо паспортов 16-летним гражданам выдают справки МВД Республики ЮО. А с ними людей, направляющихся в Россию, пограничники разворачивают обратно. От имени общества “Россы” Джанаева писала президенту В.Путину о проблеме; ей ответили, что Россия признаёт только паспорта образца 1974 г. Так большинство населения ЮО стало невыездным. 

    Единственный государственный язык Грузии – грузинский. В ЮО же наряду с осетинским официальным языком считается и русский. Одной из причин “развода” ЮО с Тбилиси было как раз несогласие осетин переходить на грузинское делопроизводство. Преподавание в школах и университете ведётся здесь на русском и по российским программам. Российское правительство бесплатно присылает учебники в страны ближнего зарубежья, но из Грузии книжки сюда не доходят из-за неадресного характера помощи. *** 

    Улица Советская, школа N 5. Вокруг носится детвора. Обыкновенная идиллия, но – обманчивая. Прямо на школьном дворе высится часовня Скорби, здесь же находится и кладбище погибших во время событий 1991-1992 гг. Почему во дворе школы? Причина проста: традиционное кладбище на Згудерском спуске оказалось тогда в зоне боевых действий… Вот женщина лет 55 пришла навестить могилу сына. Он десантником прошёл Афган, на дембель уходил без единой царапины. Пуля отыскала его на второй войне, когда он, уже семейный, пошёл защищать свой город. Геннадий Дзабиев погиб за месяц до ввода миротворческих сил. Его мама Надежда Дмитриевна никогда не говорит о сыне, как о мёртвом. Но на граните, бесстрастном камне – неизменное ” Рухсаг у!”, то есть “Царствие небесное”. Православные всего мира считают его высшей наградой праведному человеку после земной жизни. 

    А что осталось тем, кого война пощадила? Поначалу многие были способны лишь мстить. Своими глазами видел сожжённую грузинскую школу – осетины поступили с ней по принципу кровной мести. Когда наваждение схлынуло, решили увековечить имена павших: в честь ополченцев назвали улицы. Народу ЮО осталось одно – защищать свою никем не признанную независимость, чтобы выжить. Осетины нашли в себе силы остаться людьми и не держать зла на грузинский народ. По-прежнему в Хуссар-Ирыстоне каждый как минимум на бытовом уровне владеет русским, осетинским и грузинским языками. Крестьяне-грузины спокойно торгуют на цхинвальском рынке, с цхинвальского вокзала каждый день отправляются автобусы на Тбилиси, Кутаиси и Батуми, а грузинские села Тамарашени, Ачабети, Курта и Кехви между Цхинвалом и Дзау живут отнюдь не на осадном положении. Ни одну ночь вы не будете ночевать тут под открытым небом, вас всегда подвезут, не требуя денег, и на следующий день встретят, как доброго знакомца. 

    “Мы стремились к тому, чтобы даже наш герб был максимально похож на североосетинский, – рассказывал мне министр внешних связей ЮО Мурат Кузьмич Джиоев. – Изображение снежного барса на фоне семи гор восходит к X в., к эпохе государственного единства алан. Южные осетины видят свое будущее в единой Осетии в составе России”.

Газета “Вольный ветер”

№11 2002



Прочитайте еще про Отдых в Грузии:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.